воскресенье, 2 июня 2013 г.

Архим Димитрий (Вологодский)


Архипастырь земли Минусинской

19 мая – особая дата в церковной истории сибирского городка Минусинска. В этот день в 1923 году настоятель местного Покровского женского монастыря архимандрит Димитрий (Вологодский) был хиротонисан в епископа Минусинского… О том, что некоторое краткое время существовала в Русской Православной Церкви такая епархия – Минусинская и Усинская, помнят разве что специалисты-историки, изучающие  период  атеистических гонений на Церковь в СССР.
Покровский женский монастырь в те же 20-е годы был закрыт и буквально стерт с лица земли, на том месте, где он был, ныне – железнодорожная станция «Минусинск», поселок Зеленый Бор, а в память о монастыре – новопостроенный Покровский храм.  Но память о владыке Димитрии Вологодском  жива , народ почитает его как святого. Всегда ухожена его могила на старом городском кладбище, и каждую осень, в день его кончины, местное священство и верующие служат там панихиду, сопровождая ее пением величания новомученикам и исповедникам Российским…
Архиепископ Минусинский и Усинский Димитрий (Вологодский), 1936 г.
Архиепископ Минусинский и Усинский Димитрий (Вологодский), 1936 г.
Память эта должна стать достоянием общероссийского мартиролога. Несколько лет собирает материалы о владыке Димитрии наш сегодняшний собеседник, диакон Спасского собора г.Минусинска Георгий Потылицын.
Диакон Георгий Потылицын
Диакон Георгий Потылицын
- Биография владыки Димитрия – проста и  во многом характерна  для духовенства того времени. Родился он в селе  Рождественском Енисейской губернии в 1865 году, окончил Томскую Духовную семинарию, женился, был рукоположен в священный сан. В 26 лет остался вдовцом, лишившись сразу и супруги и маленького сына. Затем — обучение в столичной Санкт-Петербургской Духовной академии, защита кандидатской диссертации, возвращение на родину в Сибирь…  Долгие 18 лет священник Димитрий нес свое пастырское послушание в Красноярске. В начале Первой Мировой войны переехал служить в город Пермь и там занимал место смотрителя Духовного училища, принял монашество. Во время гражданской войны  вместе с войсками белой армии вернулся  на родину в Енисейскую губернию. Правящий  архиерей Енисейской епархии назначил его  священником  в Покровский женский монастырь близ Минусинска.
В 20-х годах прошлого века Минусинск не остался в стороне от  богоборческого веяния, которое охватило всю страну. Как мы знаем из книг по истории ,весной 1922 года начал выявлять себя еще один коварный замысел советского правительства – церковный раскол.   Самозваная группа священников-обновленцев создает Высшее Церковное Управление, принимающее на себя ведение церковных дел в России. Цели ясны: приступить к удалению от управления епархиями «тихоновских» архиереев и заменить  их лояльными по отношению к Советской власти.  Начавшийся в Москве раскол очень скоро докатился и до юга Енисейской губернии, до Минусинского уезда. «Живоцерковники», или «живцы», как их звали в народе,  принялись захватывать приходы и церковные должности, развернули активную деятельность по расколу паствы. В Минусинске ждали прибытия назначенного Сибирским Церковным Управлением обновленческого епископа…
Православные верующие обратились с просьбой стать их епископом к твердому в своем служении архимандриту Димитрию (Вологодскому), духовнику Минусинского женского Покровского монастыря. Многие его знали как горячо верующего и ревностного служителя Церкви Христовой. Скорее всего, такое желание верующих было скрытым и передавалось шепотом из уст в уста, но с течением времени окрепло и выплеснулось наружу. Было решено тайно командировать отца Димитрия в Москву на епископскую хиротонию. Об этом знали только доверенные люди, самые близки, которые умели хранить молчание. Видимо,   и договоренность со священноначалием Московской Патриархии была достигнута, собраны соответствующие характеристики, подтверждающие личность будущего архипастыря. Сколько времени и каким маршрутом следовал отец Димитрий до Москвы, какие лишения и тяготы перенес в пути – Бог  весть.
Однако, будучи нареченным во епископа Минусинского, Димитрий (Вологодский)  остался не хиротонисан, ведь патриарх Тихон был в заключении . В поисках епископов, могущих его хиротонисать, он прибыл в город Архангельск, где в то время находились в ссылке архиепископ Верейский Иларион (Троицкий) и епископ Ладожский Иннокентий (Тихонов). 19 мая 1923 года эти два иерарха и рукоположили архимандрита Димитрия во епископа Минусинского в церкви Архангельского женского монастыря.
По прибытии в Минусинск епископ Димитрий собрал вокруг себя больше 50 приходов, при переходе к нему обновленческих священников применял особый чин раскаяния в присутствии молящихся в храме и требовал публичной шестинедельной епитимии. Деятельность новопоставленного епископа нашла широкий резонанс среди верующих не только юга Красноярского края, но далеко вышла за его приделы. Стойкость в Православной вере, ответственность за свою паству, умение найти выход из многих сложных ситуаций того времени —  именно это привлекало верующих к Преосвященнейшему Димитрию. Многие православные церковные общины юга Красноярского края и Хакасии желали видеть новопоставленного архиерея, молиться с ним за одной Божественной Литургией, слышать его проповедь. Владыка оказался в то время  едва ли не единственным православным архиереем в Восточной Сибири. Он собрал под свой омофор духовенство и прихожан не только из Минусинска, Хакасии и Тувы, но и из Красноярска, Иркутска, Томска. А община при маленькой Сретенской кладбищенской церкви в Минусинске , которая на время стала кафедральной, в разное время насчитывала от 150 до 1000 человек.
Несмотря на все усилия Минусинского обновленческого духовенства удержать паству, «живцов»  стали покидать даже те, кто на первых порах открыто поддерживал еретиков. Власти, увидев бесполезность обновленцев, перестали им помогать. К концу двадцатых годов обновленцы полностью утратили свое влияние в Минусинске.
В период с 1928 по 1933 годы заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием и временным при нем Патриаршим Священным Синодом епископу Димитрию дважды поручается  временное управление Красноярской епархией.
Епископ Димитрий стал собирать  вокруг себя верных священников, которые бы смогли противостоять натиску Советской власти и подрывающей деятельности обновленцев, в 1931 году он восстанавливает Епархиальный Совет.
Владыка Димитрий с прихожанами, начало 30-х годов
Владыка Димитрий с прихожанами, начало 30-х годов
Конечно, власти не могли спокойно смотреть на деятельность «тихоновского» архиерея и чинили препоны. Еще в начале 1930 года Горфинотдел начислил епископу Димитрию явно непосильный подоходный налог — 1440 рублей 50 копеек. А так, как уплатить его архиерей, понятно, не мог – конфисковали все его небогатое имущество.
26 февраля 1933 года епископ Димитрий вместе с членами Епархиального Совета  был арестован. Основное обвинение, предъявленное епископу органами ОГПУ, звучало так: «создание  на территории Минусинского округа контрреволюционной  повстанческой  церковно-монархической организации». Особой тройкой Полномочного представительства  при ОГПУ по Западно-Сибирскому краю епископ Димитрий (Вологодский) осужден по ст.58-10,58-11 УК РСФСР  на 5 лет ссылки  в село Новоильинка Нарымского края Томской области, в местность малозаселенную, болотистую, известную  своими морозами и нестерпимым гнусом -  идеальное место для «исправления» неугодных. ..
7 июня 1934 года епископ Димитрий был освобожден  от наказания и ссылки ввиду тяжелой болезни – особо суровая волна посадок 36-37-го годов еще не началась…  4 июля 1935 года  владыка  был восстановлен управляющим Минусинской епархии. Но даже тогда  он не мог открыто совершать богослужения  и был вынужден тайно священнодействовать в домах верующих.
30 марта 1936 года владыка возведен в сан архиепископа.
21 апреля 1937 года начальник уголовного розыска Минусинского четвертого отдела милиции младший лейтенант Макушин  получил сообщение о том, что архиерей Минусинской епархии «общественно полезным трудом не занимается, ходит по квартирам верующих и в антисанитарных условиях совершает религиозные обряды, берет от верующих продукты, деньги и ведет паразитический образ жизни». Этого хватило, чтобы возбудить уголовное дело по 35 статье Уголовного кодекса … 23 октября 1937 году архиепископ Минусинский и Усинский Димитрий (Вологодский)  мученически скончался в заключении в Минусинске в возрасте 72 лет.
Официальных архивных данных о его последних днях нет, но, по рассказам минусинцев,  перед кончиной владыка просил привести к нему священника исповедоваться. Начальник тюрьмы отправил к нему уборщицу, которая отказала архипастырю: «Какой тебе батюшка, тут тюрьма…». Затем  старца окунали в отхожее место, угрожали утопить, потом отмывали на холоде ледяной водой…  Смерть не заставила себя долго ждать.
-О.Георгий, есть желание минусинцев видеть имя  владыки Димитрия в святцах, ты сам материалы о минусинском архипастыре-исповеднике собираешь давно, пишешь книгу о нем… 
-Чтобы говорить о канонизации архиепископа Димитрия , нужно четко понимать процедуру, установленную Комиссией по канонизации и одобренную Священным Синодом. На сегодняшний день материал, который был доступен, собран, идет его формирование. В этом деле очень важно не внести в документы ошибок. Большой радостью для меня было посещение могилы владыки Димитрия и совершение литии нашим архиереем, митрополитом Красноярским и Ачинским Пантелеимоном, который в августе 2012 года посетил Минусинское благочиние. Владыка благословил меня на дальнейшие труды и интересовался судьбой почившего иерарха, а также посетил разрушенную кладбищенскую Сретенскую церковь, где служил архипастырь, отнесся ко всему с вниманием. Буду просить благословение владыки Пантелеимона на издание книги.
- Как возникла книга? 
-Личностью владыки Димитрия я заинтересовался  в начале 2000-х, когда был еще прихожанином нашего Спасского собора, записывал в тетрадку все, что слышал о нем от минусинцев… Затем, когда я нес иподиаконское послушание при Преображенском кафедральном соборе в соседнем Абакане, я был свидетелем, как абаканский архиерей негласно приезжал на могилу владыки Димитрия, пробираясь по колено в снегу, служил там литию, пел тропарь новомученикам… На меня это произвело огромное впечатление.
Уже учась на втором курсе семинарии , я впервые, в поисках сведений об архиерее-исповеднике, переступил порог  Минусинкого краеведческого музея и городского архива, стал работать с документами.  Потом  мне довелось  продолжать работу в Научной библиотеке при Томском Государственном Университете, Томской Духовной семинарии, научной библиотеке Санкт-Петербургской Духовной академии, архиве ФСБ, Минусинском, Томском и Красноярском государственных архивах. Когда материал был собран, пришла в голову мысль снять фильм об архиепископе и сделать выставку, посвященную его трудам и подвигу. Совместно с минусинским музеем им. Н. М. Мартьянова мы подняли огромный исторический материал, обнаружили в запасниках музея многие личные вещи владыки: мантию, саккос, другие элементы архиерейского облачения, личные письма, фотографии, книги. Все это легло в основу выставки, посвященной 145-летию со дня рождения Преосвященнейшего Димитрия.
Местная телекомпания помогла мне снять короткометражный фильм о судьбе и служении архиерея, под названием «Архипастырь Земли Минусинской». Этот фильм  вошел в мою дипломную работу «Роль архиепископа Минусинского и Усинского Димитрия (Вологодского) в становлении церковной жизни Восточной Сибири 1923-1937 гг.», а вот теперь, с благословения Божия и при несомненной молитвенной помощи самого владыки Димитрия, будет и книга.
- На твой взгляд, какие уроки современное общество, как церковное, так и светское,  могло бы вынести из опыта тех страшных лет Церкви, из опыта новомучеников и исповедников Российских? 
- Для любого общества и в любое время самое главное – правильно распоряжаться богоданным правом выбора. Меня потрясло одно наблюдение в судьбе владыки Димитрия. Помимо него, в Минусинске был и обновленческий архиерей. Так вот,  они оба были учащимися одной духовной школы – Томской Духовной семинарии. Обучение проходили в одно время, правда, на разных курсах. Это значит, что у них были общие преподаватели, одинаковый распорядок дня, их связывала общая атмосфера. И вот, оказавшись в одном городе, в одной и той же сложной обстановке, они оба воспользовались своим правом выбора: один уклонился в раскол, другой даже до смерти остался верен Христу и Его Церкви.
- Достаточно ли просто  прославить новомучеников в святцах, написать им иконы и тропари, или современный человек должен, памятуя о них,  что-то изменить в себе, в своем отношении к Церкви и вере, к Богу и друг к другу, к своей Родине и ее проблемам?
- Сейчас у нас, живущих в современном обществе, не хватает жертвенности. Мы не готовы жертвовать собой ради других. Сознание человека,  живущего в 21 веке, во многом эгоцентрично. И если даже мы прославим всех новомучеников, напишем иконы, тропари, то от одного этого вряд ли кардинально изменимся. Во времена  богоборчества принятие священнического креста или епископского омофора почти наверняка вело  к аресту и ссылке. Можно не сомневаться, будущее духовенство того времени знало, что их никто не укорил бы, если бы перед лицом наступающих трудностей они остались бы рядовыми мирянами, втайне хранящими верность Церкви. Но тот, кто шел этим путем, взваливал на себя крест непонимания, насмешек и пренебрежения ради одной цели – спасения стада Христова.
Мы должны меняться, должны научиться жертвовать своим временем, силами, желаниями, собой. Без этого невозможно называться христианами.  Ну конечно, и к гонениям на Церковь тоже нужно быть готовым, они могут повториться. Вот в этом случае нужно задать себе вопрос и честно для самого себя ответить на него: «Люди  ради Христа выдерживали адские муки, страдания и не отрекались. А на что готов ты ради Христа?».
Ежегодная панихида на могиле владыки Димитрия
Ежегодная панихида на могиле владыки Димитрия

Комментариев нет:

Отправить комментарий