воскресенье, 19 мая 2013 г.

О епископе Стефане (Никитине). Часть 2. Срок – временный, а Бог – постоянный


О епископе Стефане (Никитине). Часть 2. Срок – временный, а Бог – постоянный

После прихода на Маросейку Сергей Алексеевич стал очень активным прихожанином, членом общины. Характер у него был деятельный, и с 1928 года по октябрь 1930-го он даже исполнял обязанности старосты храма святителя Николая в Клённиках.
О появлении Сергея Алексеевича в маросейской семье вспоминает протоиерей   Василий Евдокимов:
- Дело в том, что когда Сергей Алексеевич попал на Маросейку, он увидел духовную жизнь, он стал дышать Церковью, он стал дышать церковным воздухом.
Продолжает матушка отца Василия Татьяна Алексеевна:
- Я на Маросейку с 1922-го года ходила. Сергей Алексеевич появился на Маросейке, небольшого роста, такой полненький, и все обратили внимание – новый человек! Он приходил с сестрой, Ольгой Алексеевной   – новые люди! У них всегда была книжка, чтобы следить за службой. И так между нами и было: «Приходил сегодня», –   мы знали, что он доктор, –   «квадратный доктор» (смеется…).   Звали его «квадратный доктор». 
Арест – следствие — ссылка
Диакон   Димитрий Пономаренко:

drevo.pravbeseda.ru
drevo.pravbeseda.ru
- К 20-м годам относится начало дружбы Сергея Алексеевича Никитина с будущими священномучениками: Владимиром (Амбарцумовым), Василием (Надеждиным), после мученической кончины которых – отца Василия в 1930-м, отца Владимира в 1937 году, – Сергей Алексеевич взял на себя заботу об осиротевших семьях своих друзей. После ареста в октябре 1929 года своего духовника, священника Сергия Мечёва, он заботился также и о его семье. Известно, что отца Сергия Мечёва Сергей Алексеевич дважды навещал в   ссылке в городке Кадникове Вологодской губернии.
16 февраля 1931 года и сам Сергей Алексеевич Никитин был арестован в составе группы маросейских прихожан из 17-ти человек во главе с протоиереем Сергием Смирновым и священником Борисом (Холчевым). Их обвиняли в участии в контрреволюционной организации, якобы существовавшей при храме святителя Николая в Клённиках. Никаких объективных данных для обвинения в контрреволюционной деятельности в деле не обнаруживается, за исключением единственного протокола допроса одной из осуждённых. Причём, на первом допросе она ничего не сказала, а на втором допросе призналась в том, что действительно велась контрреволюционная деятельность. Под пытками ли добились от неё такого признания или как-то иначе, неизвестно, но на основании этого признания был вынесен приговор.
На следствии задавались такие вопросы:
- Ездит ли кто-либо из прихожан церкви к высланному священнику Сергию Мечёву и другим и кто именно?
- Производятся ли сборы в пользу высланных?
- Каково отношение к советской власти?
- Каково отношение к декларации митрополита Сергия (Страгородского)?
Протоколы допроса С.А.Никитина свидетельствуют, что он готов был пострадать за правду и не шёл на компромиссы с совестью. Будучи непоминающим митрополита Сергия, он не мог скрывать своего отношения к его действиям. Отношение к советской власти Сергей Алексеевич сформулировал достаточно чётко: «Я считаю неправильным гонение советской власти на религию, и декларация, объявленная митрополитом Сергием также неверна, ибо советская власть закрывает церкви и устраивает гонения на религию. Я же являюсь противником этого».
В результате 30 апреля 1931 года Сергей Алексеевич Никитин был приговорен к трём годам заключения в Красновишерском исправительно-трудовом лагере на Северном Урале. 
Срок – временный, а Бог – постоянный
Сохранилось достаточно большое количество интереснейших воспоминаний о его пребывании в лагере, где его, квалифицированного врача, назначили на работу в лагерной больнице, которой он некоторое время даже заведовал.
Будущий владыка Стефан с величайшим риском для себя старался оказывать помощь заключённым, особенно духовенству, молясь, чтобы Господь Сам открывал ему глаза и позволял в подходящих к нему обритых и раздетых людях, прибывающих с этапа, распознавать лиц духовного звания.
Об удивительном случае, относящемся к этому периоду жизни владыки, вспоминает настоятель Покровского храма в Акулове протоиерей Валериан Кречетов:
Протоиерей Валериан Кречетов
Протоиерей Валериан Кречетов
- Образование дало ему возможность не только самому быть в более человеческих условиях в лагере, но и другим помогать. Он старался помогать духовенству. И в одной партии ему сказали: тут архиерей. А там же всех раздевают и стригут. Он молился – и он почувствовал, и говорит, – его простукивает так, прослушивает – и говорит: «Владыка, благословите». Архиерей заплакал и говорит: «Я среди ада услышал ангельский голос».
Диакон Димитрий Пономаренко:
- Игумения Евгения (Волощук), духовная дочь епископа Стефана, вспоминает слова владыки о лагерном времени: «Старался чем мог помочь: или питание лишнее выписать, или ещё чем-нибудь, но как ни старался незаметно это делать, всё равно замечали, потому что люди были с зорким глазом. Хотели продлить за это срок, но душа-то христианская всё равно должна страждущему помочь. Срок – временный, а Бог – постоянный».
«Матренушка, помоги мне, я в беде»
О чудесном избавлении из лагеря Сергея Алексеевича Никитина по молитвам блаженной Матронушки рассказывает протоиерей Валериан Кречетов:
- Ему грозило продолжение тюремного заключения, потому что он помогал заключённым. И он приуныл по-человечески. Но ему одна медсестра говорит: «Сергей Алексеевич, Вы знаете,   у нас есть такая блаженная Матрёнушка, помогает многим». Он говорит: «Как же я её найду?»   «А вы, – говорит, – покличьте её: Матрёнушка, помоги мне, я в беде».
Протоиерей Василий Евдокимов:
- А сестра-то говорит: «А вы попросите Матронушку, чтобы она о вас помолилась». «А где Матронушка-то?» «Около Рязани». «Помилуйте, вот я напишу ей – когда будет ответ?»   «А зачем ей писать? Вот идите там, на речку, и кричите: «Матронушка, помоги, помоги». Он так и делал. В результате, слава Богу, его отпустили. Он работал невропатологом в Карабанове, потом в Струнине.
Ну и выбрал время, поехал к Рязани. Идёт, мальчиков спрашивает: «Где она?». «А, вот, вот Матронушка». Он входит в дом, всё было открыто, и говорит: «Люди добрые, есть тут кто-то?» Никакого ответа. Идёт дальше: ящик, в ящике лежит женщина – неразвитый ребёнок. И она ему и говорит: «Я о тебе молилась, — понимаете ли. – Я о тебе молилась».
Что из себя представляла Матронушка? В какой-то момент прекратилось у неё развитие, её – в этот ящик, и утром относили в храм, потом – на вечернее богослужение. И в результате оказался святой человек. Вот она ему и сказала: «Я о тебе молилась».
Диакон   Димитрий Пономаренко:
- Эту блаженную Матрёшу епископ Стефан до конца своей жизни поминал даже прежде своих родителей.
Относительно личности блаженной Матрёши пока не удается сделать окончательного заключения, так как в многочисленных рассказах духовных детей епископа Стефана, слышавших эту историю от него самого, присутствует некоторое расхождение в описании обстоятельств жизни Матрёши. В семье Правдолюбовых хранится предание, что помощь он   получил от блаженной Матроны Анемнясевской. Оно основано на воспоминаниях Александры Анатольевны Правдолюбовой, в 1920-х годах знавшей владыку и работавшей вместе с ним в одном из медицинских учреждений.
В любом случае, совершенно очевидно, что это была святая старица, которая за сотни километров услышав молитвенный призыв, реально помогла Сергею Алексеевичу Никитину избегнуть увеличения срока.
Врач – тайный священнослужитель
После освобождения из лагеря Сергей Алексеевич, не имея права проживать ближе, чем за сто километров от Москвы, устроился жить и работать врачом в городе Карабанове, недалеко от Александрова. А затем, довольно скоро, переехал в Струнино, тоже Александровского района Владимирской области. К этому периоду жизни будущего владыки относится его тесное общение с епископом Афанасием (Сахаровым).
Здесь необходимо сказать о проблеме, которая также пока не находит разрешения – это датировка священнической хиротонии Сергея Алексеевича Никитина. По обстоятельствам советского времени, такие темы между собой не обсуждали, поэтому духовные чада владыки Стефана называют различные даты его тайного рукоположения. Самый ранний срок – это 1925-1927-е годы. Наиболее поздний – 1934 или 1935-й год.
Достоверно известно то, что будущий владыка Стефан был тайно рукоположен епископом Афанасием (Сахаровым). И в этот, Карабановско-Струнинский, период, уже, без сомнения, был тайным священником.
Владыка Василий (Златолинский), свидетельствует, что уже в лагере Сергей Алексеевич Никитин тайно служил, и хранит священные сосуды, на которых совершались эти литургии в заключении, а затем в Струнине и Карабанове.
На тайных службах в Струнине приходилось бывать Ирине Сергеевне Мечёвой и матушке отца Глеба Каледы, Лидии Владимировне. Служил Сергей Алексеевич, отец Сергий, обычно по ночам, поскольку днём был занят на работе в больнице. Лидия Владимировна отмечает некоторую нервозность, сопровождавшую службы. Дело в том, что отец Сергий был единственным врачом на этом краю города, причём не только невропатологом, но и терапевтом. Поэтому обращавшиеся к нему за медицинской помощью соседи могли приходить и среди ночи.
Известно, что весной 1941 года в течение некоторого времени на квартире у отца Сергия Никитина в Струнине жил его духовник протоиерей Сергий Мечёв. Принимать у себя отца Сергия, за которым с 1940 года велось почти постоянное наблюдение, было крайне небезопасно. 7 июля 1941 года протоиерей Сергий Мечёв был арестован в Рыбинске и больше уже не выходил на свободу до самой мученической кончины в 1942 году.
О тайном священстве отца Сергия Никитина было известно очень малому количеству людей. И даже те, кто близко знали его, не были посвящены в эту тайну. Вспоминает Лидия Владимировна Каледа:
«Поскольку мы были непоминовенцами, то ходили в церковь только ко всенощной, а с литургии уходили после ектении об оглашенных. Нами кто-то руководил, а кто – я не знала. Практика была такая: мы писали исповедь, кто-то её отвозил к священнику, и после десяти дней нам разрешалось причащаться запасными Святыми Дарами, хранившимися у нас дома. Я лично не знала, кому передавались мои исповеди: мама передавала кому-то. Но потом я взбунтовалась и сказала, что не могу без живого общения – только писать и всё. Тогда-то мне и сказали, что тайным священником является Сергей Алексеевич Никитин, которого я знала по Никольскому».
– Алатрь, амвон, аналой? – Алтарь!
После избрания патриарха Алексия I епископ Афанасий (Сахаров) призвал всех оставшихся в живых непоминавших к литургическому общению с Московской Патриархией.
В 1950-м году священник Сергий Никитин решил выйти на открытое служение. В свою епархию его принял епископ Ташкентский и Среднеазиатский Гурий (Егоров).
Протоиерей Глеб Каледа:
- Епископ, который вывел отца Сергия на открытое служение, был епископ Гурий, всегда сохранявший верность евхаристического общения с патриаршей Церковью, но в течение длительного времени оказавшийся в состоянии катакомбного служения, даже организовавший свой катакомбный монастырь в Средней Азии.
Кстати, он стал тем архимандритом, которому суждено было открыть Троице-Сергиеву лавру и быть первым её наместником после долгих лет закрытия в послереволюционные годы. Оказавшись епископом Ташкентской и Среднеазиатской епархии, особенно сильно пострадавшей во времена гонения на Церковь (там хозяйничали, по существу, обновленцы), владыка Гурий собирал живые духовные силы вокруг себя. Многие впоследствии оказались служащими в разных епархиях нашей Церкви, а некоторые даже стали её архиереями.
Отцу Сергию при встрече владыка задал вопрос, почему он хочет служить и что его привлекает? Привлекает ли его молитва перед престолом, привлекает ли его амвон с его проповедями, или его привлекает аналой с духовничеством и исповедью. Отец Сергий чётко и определённо ответил: алтарь, молитва, евхаристическое служение.
Этот ответ был близок духу владыки Гурия. Будучи глубоким богословом, имея серьёзное богословское образование, он организовал полуподпольный богословско-пастырский институт после закрытия Петроградской Духовной Академии, и сам был, прежде всего, священнослужителем и предстоятелем перед престолом Господним.
«Когда в храме нет людей, присутствуют ангелы»
Диакон   Димитрий Пономаренко:
- Служение отца Сергия Никитина в Средней Азии длилось пять с половиной лет. За это время его трижды переводили с прихода на приход, и все эти приходы были крайне непростыми.
В очень отдалённом городке Курган-Тюбе на границе с Афганистаном его предшественником оказался священник, пренебрегавший церковными таинствами, зато «исцелявший» больных детей какими-то ковриками. И как говорят об этом отчёты оперуполномоченных по делам Русской Православной Церкви, «гастролировавший с этими своими чудесами по всей Вахшской долине». Отец Сергий, приехав туда, сразу увеличил количество служб, после чего псаломщик и хор взбунтовались, и ему пришлось служить чуть ли не одному во всех качествах.
Протоиерей Василий Евдокимов:
- Отец Сергий писал Александре Александровне Семененко: «Ну, назначил меня владыка в уголок, забытый Богом и людьми». Там жили сосланные греки, немцы, поляки. Там хлопок разводили. И отец Сергий служил и говорил проповеди. Но был такой момент, что он служил, а никого в храме не было. И он сказал проповедь. Тут два мальчика, греки, спрашивают: «Батюшка, кому Вы проповедь-то говорили?» А он говорит: «Вот когда в храме нет людей, присутствуют ангелы».
Продолжение следует
За безотказную помощь в подготовке этих материалов я сердечно благодарю   протоиерея Александра Куликова (†2009) и прихожан храма святителя Николая в Клённиках на Маросейке, а также Евгения Лукьянова (†2007), предоставившего свои архивные записи бесед протоиереев Глеба Каледы (†1994) и Василия Евдокимова (†1993). Материал подготовила Александра Никифорова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий