вторник, 21 мая 2013 г.

Культ личности

http://www.pravmir.ru/kult-lichnosti/

Культ личности

В последние годы 9 мая из Дня победы над фашистской Германией превращается в День полемики с тем, кто считает, что в существовании СССР было нечто хорошее, и теми, кто убежден, что в существовании СССР ничего хорошего не было. Нынешний май не только не стал исключением, но и, на моей памяти, побил все рекорды по эмоциональности и порой полной бестактности высказываний.
Один автор попытался приравнять СМЕРШ и СС. Интересно, по какому критерию можно сравнивать контрразведку и охранные отряды? Очень напоминает детскую ошибку в математике — сложение апельсинов с ящиками. А если спор идет о том, кто больше людей убил, то больше всех людей убил грипп «испанка», что никак не характеризует ни один тиранический режим.
Другой мыслитель без тени сомнений заявил, что русскому народу идеологически было бы полезнее войну проиграть, а евреям в СССР было настолько что плохо, что победа фашистов ухудшила бы их положение лишь незначительно. Здесь поражает даже не цинизм высказывания, хотя сложно характеризовать иначе, как людоедское мировоззрение, в котором ради воспитания одного народа можно спалить в газовых камерах и закопать живьем другой (с очень, кстати, зыбким критерием принадлежности — так что еще вопрос, сколько «щепок полетит» в случае рубки такого леса).
Поражает уровень безграмотности заявления — автор, кажется, даже приблизительно не знает, когда начались антисемитские кампании в СССР и с чем они были связаны. А связаны они были с тем, что Иосиф Виссарионович Сталинв своих внешнеполитических планах сделал крупную ставку на Израиль и ошибся. Израиль же образовался уже после окончания Великой Отечественной войны, до и во время которой советское государственное отношение к евреям не отличалось от отношения к другим народам.
Третий мастер слова ухитряется ввести в свой текст образ абажуров из предков либералов. Это уже в принципе можно оставить без комментариев.
Ну и конечно, Сталин. Сталин, Сталин, Сталин. За всеми обсуждениями маячит его фигура с трубкой и усами. Великий вождь или кровавый тиран? Супермен в солдатской шинели или персонификация мирового зла?
Кажется, Великая Отечественная война еще не закончилась.
На самом деле, это другая война — гражданская, хотя она тоже священная. Причем, священная в самом буквальном смысле, ибо причины ее кроются в элементе религиозной жизни, а именно в культе. Конкретно — в культе личности товарища Сталина.
Момент сакрализации государственной власти присутствует в массовом сознании по умолчанию. Государство — сложнейший механизм, благодаря которому в обществе сохраняется порядок. Вот почему такую популярность получило толкование святителя Иоанна Златоуста на стих 7 главы 2 Второго послания к Фессалоникийцам: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь», согласно которому «удерживающий» — это римская государственная власть.
Власть — не только важная функция, но и один из основных инстинктов, как в человеческом обществе, так и в природе. Альфа-самец стремится сохранять свое положение альфы не только потому, что ему достаются самые вкусные бананы и самые лучшие (привлекательные и плодовитые) обезьяны — власть сама по себе притягательна. Что уж говорить о людях? Для этих существ ценности бывают не только материальные…
Сакрализация может иметь любой вектор, главное, что в любом случае носитель власти воспринимается иррационально. Особенно это касается властителя, который пришел к власти случайным (или неочевидным), то есть иррациональным путем, но никак не путем разумного выбора — демократического или профессионального.
Вот почему фигура Сталина на постсоветском пространстве вызывает больше полемики, притом крайне эмоциональной, чем фигура того же Гитлерав Германии. Последний пришел к власти демократически. Обелять его после Нюрнбергского процесса было не только бессмысленно, но и рискованно. Проклинать — ну что ж, придется и самих себя проклясть.
Прославлять и проклинать Сталина можно бесконечно. Его никто не выбирал. Он фактически спустился с небес или вылез из преисподней. Он выиграл войну или расстрелял миллионы невинных граждан. Он отец народов и их поработитель и истребитель.
Юз Алешковский, замечательный русский писатель, иронично «разоблачил» культ личности Сталина в своей знаменитой песне «Товарищ Сталин, вы большой ученый». Процитирую два куплета:
Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела одели ярким кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.
Он перед тем, как навсегда скончаться,
Вам завещал последние слова,
Велел в евонном деле разобраться
И тихо вскрикнул: «Сталин — голова!»
Обратите внимание: культ личности, который вызывает у автора обоснованную насмешку, выглядит предельно абсурдным в том, что заключенный велит «вождю» разобраться в его деле. Комичность совершенно не смешной, на самом деле, ситуации усугубляется именно тем, что ответственность за каждое дело лежит лично на Сталине.
Это ошибка. Сталин — всего лишь человек. И странно, что об этом забывают чаще как раз те, кто сегодня занимают позицию критиков сталинизма.
Во избежание непонимания: с моей точки зрения, Сталин — чудовище. Попытка обелить его преступления вызывает у меня самые сильные чувства, от отвращения до ненависти. Перечисление деяний этого советского лидера займет не одну страницу: увеличение лимитов на расстрел (о чем справедливо напомнили авторы известного «якутского письма»), организация или по крайней мере эскалация голода среди крестьянства в 1931–32 годах (намеренно не поднимаю тему голодомора: ставило советское руководство своей целью уничтожение крестьян или не ставило — вопрос по сей день полемичный, а вот отъем у них элементарных средств прокорма — факт), репрессии против бежавших или освобожденных из фашистского плена военных…
Лично для меня достаточно одного преступления товарища Сталина, чтобы оценивать эту фигуру вполне однозначно, несмотря на все успехи Советского Союза в войне, развитии промышленности и так далее. Оно тем более значимо, что к репрессиям отношения не имеет — тиран может оправдывать себя (и быть оправдываемым своим народом) тем, что видел в репрессиях пользу для государства.
Уж не знаю, как можно было оценивать в качестве полезной для государства голодную смерть огромного количества работоспособного населения, умевшего работать на земле, но господа сталинисты всегда могут ответить, что товарищ Сталин мудро хотел накормить город, село не хотело отдавать хлеб, а исполнители всего лишь перегнули палку, не разобравшись, что в этот раз хлеба действительно нет, и не сообщив об этом мудрому товарищу Сталину.
А вот мой пример так оценить нельзя.
Я имею в виду блокаду Ленинграда.
То, что приграничный город огромного стратегического значения оказывается не готовым к войне, при том, что к началу 1941 года прошло уже три советско-финские войны, и Финляндия другом и союзником Советской страны не стала, — это не жестокость и даже не простая ошибка. Это полная профнепригодность — всех, кто был ответственен хотя бы за продовольственное (о военном даже не заикаюсь) обеспечение Ленинграда и лично Сталина как Верховного главнокомандующего.
По законам военного времени всех этих людей можно было бы расстрелять. Начиная с товарища Сталина. Честное слово, я, будучи принципиальной противницей смертной казни, нисколько бы не огорчилась.
Предвижу контраргумент: «Сталин не обязан знать об обеспечении всех городов». Нет, обязан. Взялся быть главнокомандующим — значит, обязан. Тем более, Ленинград — не все города, а город стратегического и идеологического (колыбель революции! Бывшая столица!) значения.
Работающим контраргументом может быть тезис о том, что старые, царских времен профессионалы были расстреляны и сосланы в лагеря, и планировать обеспечение городов стало некому. Ну так это вопросы как раз к товарищу Сталину и его соратникам.
Так что пусть господа сталинисты продолжат придумывать контраргументы, а я тем временем попробую проанализировать, почему же популярность фигуры вождя не уменьшается ни среди его сторонников, ни среди противников.
Конечно, в основе и того, и другого на сегодняшний день лежит реакция на нездоровую ситуацию в стране. Так и не восстановленная после перестройки экономика, так и не осмысленный развал государства (отмечу, что развален не СССР, а историческая Российская империя — это не может не переживаться даже самыми лютыми «антисоветчиками» как историческая катастрофа), начавшийся в 90-е и дошедший до абсурда кризис идеологии (возврат к советско-застойной «показухе» и патриотическим речам в принципиально новых условиях, в первую очередь информационных, воспринимается даже не как анахронизм, а просто как издевательство со стороны власть имущих), популистские коррупционоемкие законы, мешающие функционировать тому, что еще функционирует… Естественно, для одних важно найти опору в «твердой руке», для других — разумное объяснение катастрофы настоящего в прошлом.
Но это объяснение поверхностное, а потому не полное.
Внутренняя же причина повышенного интереса к личности Сталина, на мой взгляд, лежит в попытке снять ответственность с себя и своих близких.
«Сталинскую сторону» в этой части прекрасно охарактеризовал протоиерей Александр Агейкин: «Основная причина почитания Сталина — люди скучают по сильной руке. А это в свою очередь — оправдание собственной лени и нерадения. Я сам такой слабенький, а вот придет хороший начальник — и я всем покажу! Он станет мной командовать жесткой рукой, и стану я хорошим, и страна будет в порядке!» Про «антисталинскую» можно было бы процитировать Сергея Довлатова: «Сталин, конечно, преступник. Но кто написал восемь миллионов доносов?» — и поставить точку. Но все гораздо тоньше.
В жизни моей семьи есть один трагический эпизод с условным хэппи-эндом. Приемный отец моей прабабушки был репрессирован в 1937 году и сослан в Норильск. Прабабушку, совсем молодую женщину, вызвали для унизительной процедуры отказа от отца. Она решительно отказалась это делать. Должно было последовать исключение ее из комсомола, а возможно, лагерь для членов семей врагов народа (вместе с моей годовалой бабушкой).
И тут случилось неожиданное. За прабабушку вступились ее сослуживцы и члены ее комсомольской ячейки.
Ее не тронули. Она работала в министерстве торговли, дождалась отца из лагеря. Умерла в 1973.
Эта история, по идее, должна пробуждать веру в людей. Но у меня она вызывает ужас. Выходит, если бы весь народ проявил элементарную порядочность и стал вступаться за невинных пострадавших — каток репрессий мог быть не таким тяжелым? Выходит, чудовищем был не только Сталин, но и вся страна? Так кого мы (это не риторическое «мы» — я делаю то же самое) проклинаем вместе со Сталиным? Не своих ли предков?
Очень уж напоминает обличение Сталина в репрессиях и пролитии крови новомучеников фарисейское «если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков» и очень уж хочется вспомнить продолжение «таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков»(Мф.23:30–31).
Хотя, конечно, и это слишком просто. Все же никто из сегодняшних «антисталинистов» не говорит о своих предках — ведь семейная история сохранит скорее факты репрессий, чем стукачества, даже если таковые и были.
Все сложнее и страшнее. И сталинист, и антисталинист — подсознательно хотят снять ответственность с народа. Не было никаких репрессий, была борьба товарища Сталина за общее (слышите? Наше общее!) благо. Не было ничьей вины, кроме вины негодяя Сталина и руководства страны.
В начале «священных сталинских войн» этого мая мне попалась жутковатая ссылка. Американские военные заставляют простых немцев выкапывать тела жертв нацистского режима, сброшенных в общие могилы, и хоронить по-человечески. Меня сначала такой метод воспитания чувства вины возмутил — они же не виноваты, это же не они расстреливали инвалидов, евреев и политических противников НСДАП.
Теперь я понимаю: задача стояла не унизить простых немцев, а сделать так, чтобы никто и никогда не смог им внушить, будто «репрессий не было» или что за репрессии отвечают лично Гитлер и его ближайшие помощники. Репрессии были, и их так много, что за них отвечают все, кто о них знал хоть что-то. Потому что ни Сталин, ни Гитлер не могут лично тебя заставить стучать на соседа, расстреливать соседскую семью за неправильную форму черепа или закрывать поплотнее окна, когда слышишь шуршание шин или выстрелы — и лучше умереть вместе со своими близкими, чем стать таким.
Может, благодаря такой воспитательной работе немцы и не говорят про Гитлера.
Нам уже не поможет выкапывание тел — от них уже остались только кости, а это не столь наглядно, как разлагающаяся плоть.
Впрочем, есть еще архивы. Полезно было бы всем нам, ностальгирующим по жесткой руке и мечтающим о свободной либеральной России, полистать материалы дел, подумать над безумными приговорами, посмотреть на старые фотографии. Понять, что это дело не одной и даже не сотни пар рук.
Может быть, тогда мы освободимся, наконец, от культа личности.
Остается надеяться, что когда-нибудь архивы снова откроют.

Комментариев нет:

Отправить комментарий