четверг, 2 мая 2013 г.

Архимандрит Сергий (Савельев)


Архимандрит Сергий (Савельев)

Далекий путь архимандрита Сергия (Савельева) (1899–1977 гг.)
и его духовной семьи
архим Сергий -2
Василий Петрович Савельев родился 24 апреля 1899 г.в Москве. Детство его прошло в г. Сасове Рязанской губернии в имении графа Воронцова, где отец служил управляющим. Родители Василия были глубоко верующими людьми и веру эту своей жизнью смогли передать сыну.
После окончания реального училища Василий поступил в Технологический институт в г. Петрограде, но октябрь 1917 г. и гражданская война резко изменили его планы. Василий ищет свое место в новой жизни. Он уходит из института, работает санитаром в поезде Восточного фронта, затем пробует свои силы на работах в центральных кооперативных организациях в Москве. В 1922 г. оканчивает Высшие кооперативные курсы и поступает в Коммерческий институт (Институт народного хозяйства им. Плеханова) на экономическое отделение, который из-за начавшихся репрессий вскоре оставляет и поступает в институт Слова, основанный философом И.А. Ильиным.
В институте Слова Василий и его жена Лидия окончат всего два курса — свободная мысль в условиях диктатуры советской власти больше не могла существовать легально. В 1924 г. студентами и лучшими преподавателями во главе с философами В.Н. Муравьевым и А.К. Горским организуется закрытый семинар по изучению русской культуры. Это был островок в мире хаоса, где молодые люди, изучая труды великих русских мыслителей, пытались понять наступившее время и свое место в нем. Именно здесь будущему о. Сергию становится ясно, что «все самобытное, подлинно русское в нашей духовной культуре... связано с религией и имеет истоком Православие» и что «угасание веры Христовой происходит только потому, что церковные люди, возлюбив нынешний век, почти забыли Христа». Из этих молодых людей и образовалась православная семья-община.
Первым родным храмом для Василия Савельева и его близких стал Московский храм Святой Троицы в Никитниках. Сам храм был закрыт, служба совершалась в подклети, где находился чудотворный образ Грузинской иконы Божией Матери. Шел 1925 год. Вместе с Василием объединилось в общину семь человек.
Чтение святых отцов, освоение русской духовной культуры и церковной аскетической традиции, совместное служение в храме объединяло членов общины, но Василий искал более глубоких духовных уз. Две поездки в Саров, предпринятые летом 1926 и 1927 годов, стали следующей ступенькой в духовной жизни общины.
В это же время из-за церковного раскола общине приходится менять храм. Василий Савельев и его единомышленники поддерживали позицию митрополита Сергия, призывающего верующих лояльно относиться к советской власти, и в этом они разошлись с настоятелем Грузинской церкви.
Выбрали маленький храм Святых Бессребреников Косьмы и Дамиана в Старопанском переулке.Одновременно шли поиски духовника, и в 1927 году духовником общины становится старец Варнава (в миру Иван Михайлович Гоголев), бывший насельником скита «Параклит» Троице-Сергиевой Лавры до его закрытия.
В ночь на 29 октября 1929 года о. Варнава, Василий и еще трое членов общины были  арестованы и отправлены в Бутырскую тюрьму. Этот арест вывел жизнь общины на новый духовный уровень. Много лет спустя о. Сергий назовет день 29 октября «самым дорогим... в жизни». Именно этот день «объединил так крепко, как не объединяют самые близкие родственные узы».
Василий Савельев был приговорен к пяти годам лагерных работ. В Москве осталась жена Лидия с двухлетней Катюней. Почти все члены общины были сосланы в Архангельский край. Василий работал на строительстве железной дороги Пинюг-Сыктывкар, а с сентября 1932 г. — на угольных разработках Печорского лагеря.
В годы разлуки и гонений члены общины трогательно заботились друг о друге, поддерживая «родных» письмами, посылками — через переписку продолжалось духовное возрастание. Из писем видно, как созидается простой и строгий молитвенный строй жизни.
С ареста в 1929 по 1931 год окончательно определяются пути родных. Василий призывает отказаться от «мирского пути», от рассеянной жизни и идти «узким путем».
2 июня 1931 года, находясь в Пинюгском лагере, Василий принял монашеский постриг и имя в честь преподобного Сергия Радонежского. Постриг совершил епископ Леонид (Антощенко), который хорошо знал жизнь этой духовной семьи. Требующиеся для этого чина Святые Дары привезла в лагерь Лидия во время очередного свидания.
Вступив на монашеский путь, о. Сергий берет полную ответственность перед Богом за родную семью. Обращаясь к Лиде, он пишет:
«Отдай на это все силы, а, если нужно, то и жизнь... Когда у вас тишина и единомыслие, тогда у меня радостно на сердце, а когда нестроения, тогда мрак подавляет меня...Живите сердцем так, как будто вы живете не в миру, а в монастыре. Только монастырь ваш не за каменной стеной, а раскинут по всему белому свету».
В сентябре 1931 года в Матигорах отец Варнава  совершает монашеский постриг Лидии Савельевой с именем Серафима, а через год — еще двух членов семьи-общины. Вскоре после этого, 30 марта 1933 года, после тяжелой болезни духовник «родной» семьи иеромонах Варнава заканчивает свой земной путь.
Освобождение из лагеря пришло в 1934 году, а 9 января 1935 года преосвященный владыка Леонид (Антощенко) в московской квартире осуществил рукоположение монаха Сергия в сан иеродиакона, а на следующий день — в сан иеромонаха.
Будучи в сане священника о. Сергий работал на гражданской службе: ему удалось устроиться на строительстве канала Москва-Волга, которое вело ОГПУ. Затем — тяжелый труд на Куйбышевской ГЭС. В эти годы о. Сергий жил в разных городах: в Дмитрове, Куйбышеве, Ульяновске, а во время войны в — Рязани. 
После войны все родные снова собираются вместе в поселке Фирсановка под Москвой, в маленьком доме, который становится для них домашним храмом и малым монастырем.
В 1943 году, когда политика государства по отношению к церкви стала более лояльной,  о.Сергий решается выйти на открытое служение. Он встречается с патриархом Сергием (Страгородским) и просит помочь ему в этом деле. Патриарх, хорошо знавший епископа Леонида (Антощенко), благосклонно отнесся к о. Сергию, но прихода ему не дал из-за отсутствия у него ставленной грамоты. Чтобы доказать, что рукоположение было действительно совершено епископом Леонидом, скончавшимся на тот момент, В.П. Савельев, решает собрать письма родных и представить их как свидетельство своего священства. Так возникает книга «Далекий путь». Осенью 1947 года о. Сергий снова подает прошение патриарху, в то время уже патриарху Алексию I, с просьбой разрешить ему основание женской общины в одном из подмосковных поселков, для этого он по согласию с родными предлагает безвозмездно отдать свой дом в Фирсановке. Приложением к прошению была составленная из писем книга. В создании общины было отказано, но через некоторое время о. Сергий поставляется на служение вБогоявленский Патриарший собор в Елохове иеромонахом при мощах Святителя Алексия. Первая его служба была в канун дня Святителей Московских 18 октября 1947 г., а через три года, 18 октября 1950 г. патриарх Алексий I посвящает о. Сергия в сан архимандрита.
В 1952 году о. Сергия переводят в церковь Покрова Божией Матери на Землянке, где он служит в течение пяти лет, затем — настоятелем  храма Преображения Господня в Богородском. Все храмы, в которых служил о. Сергий, были разорены и находились на грани закрытия. Благодаря его трудам эти храмы были восстановлены, и в них возродилась духовная жизнь. Отец Сергий начинает проповедовать для своих прихожан. Люди тянутся к живому слову пастыря. Его проповеди привлекают верующих со всех концов Москвы и Подмосковья. В то время редко где в храмах произносились проповеди, потому что за любое слово правды можно было лишиться свободы.
Отец Сергий глубоко любил церковное пение и по окончании своих служб начал петь несколько песнопений с народом. В каждом храме, где пришлось проводить свое служение о. Сергию, им создавались распевы и песнопения для служб, которые до того не были совершаемы. Так были написаны акафист Покрову Божией Матери на распев и припев, которым заканчивалась каждая служба — «Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным Своим омофором»; песнопения, посвященные прп. Иоанну Дамаскину, в честь которого был освящен один из приделов храма на Землянке; новый распев для акафиста Тихвинской иконе Божией Матери, находящейся в Богородском храме, и его припева «Радуйся, Владычице, Милостивая о нас пред Богом Заступнице». В 1959 году все это назовут «нарушением московских традиций», и о. Сергия  уволят за штат.
Через два года благодаря ходатайству его паствы о. Сергия назначают в храм Покрова Пресвятой Богородицы в Медведково, настоятелем которого он служит в течение шестнадцати лет.
Центром жизни для о. Сергия был Христос, и свою пастырскую задачу он видел в том, чтобы научить людей совместной жизни во Христе и в церкви. По свидетельству очевидцев, когда говорил о. Сергий, храм замирал — все переживали единство народа Божиего. Он говорил просто и пламенно о насущных проблемах, не оставляя равнодушным ни одного присутствующего. Помогал людям разобраться в сложной современной церковной ситуации и исторических коллизиях. Он настаивал на ответственности христиан за жизнь окружающего их мира. Призывал нести свой крест, следуя за Христом, ежедневно на работе — среди незнающих Бога сослуживцев, дома — рядом с неверующими близкими, чтобы не словом, а делом проповедовать Господа, прославляя Имя Его своей жизнью.
Отец Сергий пытался изменить нецерковное отношение к богослужению. Он переживал, что службы совершаются механически, бездушно, а главное — в отрыве от народа и не допускал нечеткого чтения, концертного пения, и всего того, что мешало молитвенному единению. Все, кому посчастливилось бывать в храмах, в которых служил архимандрит Сергий, отмечают удивительную молитвенную атмосферу, царившую там, и поразительный подъем во время богослужений. По свидетельству очевидцев, любую службу, будь то даже самый простой молебен, священник совершал с благоговением и торжественностью, уделяя огромное внимание смыслу возносимых молитв, увлекая сердца всех молящихся в храме к Престолу Господню. В молитвенных песнопениях участвовали не только поющие на клиросе, но и весь народ. Отец Сергий сам выходил на амвон и пел вместе с народом.
Утверждая, что непринудительная посильная жертва прихожан — основа духовного процветания храма, в храме Покрова Божией Матери в Медведкове о. Сергий смог избавиться от свечного ящика и запретил хождение во время богослужения с тарелками для сбора пожертвований. Вдоль стен были установлены простые столы, где все желающие могли самостоятельно брать свечи, просфоры и прочее, опуская в кружку посильную лепту. В то время это воспринималось, как бунт, посягательство на вековые традиции, и вызывало массу нареканий церковных властей. Да и сейчас, как это ни печально, подобный подход не часто встретишь в храмах.
В то время светскими властями был запрещен колокольный звон с храмовых звонниц, «чтобы не нарушать тишину окружающего пространства». Отец Сергий нашел выход из положения, установив колокол в алтаре храма, и каждое богослужение в храме начиналось с колокольного звона.
По инициативе и благословению архимандрита Сергия были собраны народные пожертвования и изготовлена Плащаница Божией Матери, которая в настоящее время располагается над порталом верхнего храма.
Еще в Елоховском соборе подобрался основной «костяк» группы людей, которые, предав свою жизнь духовному руководству о. Сергия, следовали за ним, не отступая, несмотря на все многотрудные обстоятельства, на протяжении более двадцати лет. Среди духовных детей архимандрита Сергия были простые люди, малограмотные, и люди науки, ученые, профессора, учителя, врачи, священники. Для пастыря был дорог каждый человек, несмотря на его почести и звания. Иван Рыжов, еще юношей постоянно обращавшийся к нему в соборе за духовным руководством, через много лет станет диаконом в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Медведкове, а после, став священником, — настоятелем храма в честь Воскресения Славущего на Ваганьковском кладбище. По свидетельству прихожан о. Иоанн был основным помощником отца Сергия, его «правой рукой».
Вторым иереем в Медведковском храме был о. Порфирий Дьячек, который стал настоятелем храма после о. Сергия. При нем был построен приходской дом, в котором сейчас размещается воскресная школа.
Горячая молитва, благоговейное служение о. Сергия и его пламенные проповеди, что в то время было большой редкостью, привлекали множество верующих в храмы, в которых он служил. И из чужих, не знающих друг друга людей, для своих нужд приходящих в чужой для них храм, священник собирал церковную общину, где все друг друга знали, помогали нуждающимся, брали ответственность за дом Божий. И как не опасно было в те годы близкое общение священника с прихожанами, о. Сергий не отказывался от него никогда.
Духовные чада отца Сергия до сих пор хранят в своих сердцах память о своем пастыре, обращаются к нему в молитвах, получая ответ на них. Есть свидетельства о пророческом даре о. Сергия. Служение отца Сергия и его духовной семьи — это Божий дар, который пока еще в нашей Церкви не раскрыт.
Земной путь архимандрита Сергия закончился у Престола Божиего в алтаре нижнего храма Покрова Божией Матери в Медведкове во время Рождественской службы 1977 года. Он похоронен на Введенском (Немецком) кладбище в Москве, где ныне покоятся все его родные.
Архимандрит Сергий видел путь возрождения Церкви через возвращение к апостольским временам, через возрождение общинной жизни. «Все мое настоящее служение — не мое, а наше родное служение, — писал архимандрит Сергий своим родным. — Я не один,  а вы все со мною предстоите у Престола Божия — вот истина, которая очевидна и которая таит в себе великую радость, неисчерпаемую радость не только в дни веселия, но и в дни плача, которые всегда около нас».
В одной из проповедей о. Сергий говорит:
«Мы все спасемся... один падает, другой встает, и, таким образом, мы идем, идем — впереди у нас Христос, и когда мы придем к Нему, то все, кто связан хотя бы тончайшей ниточкой святой любви, будут со Христом».
После ухода о. Сергия и матушки Серафимы духовным центром общины становится их дочь Екатерина. Всю жизнь проработав врачом, последние свои годы она посвятила сохранению духовного наследия отца. Пораженная тяжелым недугом, преодолевая мучительную боль и страдания, до последних дней своей жизни она продолжала готовить к публикации его статьи и проповеди. Благодаря ее трудам, трудам матушки Серафимы и духовных чад архимандрита Сергия, увидели свет книги «Далекий путь» и «Проповеди».  

Известные публикации об архимандрите Сергии:
  1. Далекий путь, изд. 1-е. М. : Христианское издательство, 1995.
  2. Далекий путь, изд-е 2. М. : Даниловский благовестник, 1998.
  3. Арх. Сергий (Савельев). Проповеди. Т. 1–4.  М. : Школа акварели, 1998–2003.
  4. Арх. Сергий (Савельев). Проповеди. Архангельск, 2008.


Здесь и далее слова о.Сергия приводятся из книги  «Далекий путь»,  изд. Даниловский благовестник, М. : 1998 г.
Деревня в 90 км от Архангельска, где о. Варнава находился в ссылке.
Документ, удостоверяющий законность рукоположения.
В настоящее время  по инициативе настоятеля этого храма издана книга об истории храма, в которой есть страницы, посвященные служению отца Сергия.
  В настоящее время о. Порфирий служит настоятелем храма Параскевы Пятницы на Пятницком кладбище.

Комментариев нет:

Отправить комментарий