среда, 24 апреля 2013 г.

Никто из репрессированных не отказался от своей Родины...

http://smi.cek.ru/nizhegorodskiye-diocesan-gazette/71972-Inga-FAVORSKAYa--%C2%ABNikto-iz-repressirovannih-ne-otkazalsya-ot-svoei-Rodini...%C2%BB.html

Инга ФАВОРСКАЯ: «Никто из репрессированных не отказался от своей Родины...»
Говорить о политических репрессиях в России XX века всегда трудно, но необходимо. Если не избавиться от кровавых пятен прошлого, то и светлых риз будущего может не быть. Православное священство, предприимчивое купечество, служилое казачество, работящее крестьянство — важнейшие силы страны были фактически уничтожены. В огне репрессий сгорело более 40 тысяч нижегородцев. Среди них около трех тысяч церковнослужителей, не считая сонма простых православных мирян, пострадавших за ревность о вере. О необходимости знать и спустя десятилетия помнить невинно пострадавших за веру и хотя бы частично воздать должное этим мученикам мы побеседовали с руководителем общественной организации „Защита прав жертв политических репрессий Нижегородской области" заслуженным ветераном Нижегородской области Ингой ФАВОРСКОЙ.

— Инга Михайловна, чем занимается возглавляемая вами организация и комиссия при губернаторе по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, что заставило вас обратиться к проблеме защиты прав жертв репрессий?

— Сама жизнь и память о моей семье: я дочь репрессированного. В 1994 году была создана комиссия при правительстве Нижегородской области. В 2007 году указом губернатора она была преобразована в комиссию при губернаторе. С 2007 года я являюсь заместителем председателя этой комиссии. Она координирует деятельность органов исполнительной власти, объединений граждан, пострадавших от политических репрессий, по восстановлению прав реабилитированных, способствует увековечению их памяти, помогает этим людям при получении льгот, составляет заключения о выплате компенсаций за конфискованное имущество. Помимо того, при администрациях районов Нижегородской области создано 59 подобных районных комиссий. Кроме ежегодных мероприятий по увековечению памяти жертв политических репрессий, они организуют и проводят тематические выставки, конференции, митинги, социально-патриотические мероприятия, в которых участвуют не только представители общественности, но и нижегородские школьники.

— Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных проектах.

— Один из таких проектов мы провели в школе №189 под названием „Чтобы помнили". Он получил широкий общественный резонанс и был отмечен благодарственным письмом председателя Законодательного собрания Нижегородской области, почетной грамотой директора департамента культуры администрации города. При комиссии была организована редакционная коллегия, члены которой подготовили к изданию девять томов „Книги Памяти жертв политических репрессий". Коллектив авторов был награжден премией Нижнего Новгорода.

Еще один проект связан с историей поселка Северный Варнавинского района, одного из „лагерных центров" Нижегородской области. Там располагался УНЖЛАГ, в состав которого с 1938 по 1961 годы входило 28 лагпунктов. В 2007 году на центральной площади поселка был установлен памятник жертвам политических репрессий. А теперь на базе местной школы администрация района и наша общественная организация планируем создать музей УНЖЛАГа.

— Мочальный остров, Бугровское кладбище... Для нижегородцев эти места связаны с жертвами политических репрессий.

— Остров Мочальный нижегородские чекисты использовали для расстрела священнослужителей и мирян. 31 августа 1918 года туда впервые привезли на расправу 41 человека. Среди них были военные, предприниматели, священнослужители, полицейские чины, простые граждане. В своем исследовании игумен Дамаскин (Орловский) пишет: „...на рассвете приговоренные были посажены на теплоход, направившийся к Мочальному острову. Они пребывали в твердой надежде, что умирают за веру и по дороге отслужили по себе панихиду".

В 1938 году неподалеку от Мочального острова были зверски убиты многие священники Нижегородской епархии, не все имена которых известны до сих пор. Их вывезли на середину Волги против города Бор и связанных по одному сталкивали в воду, наблюдая, чтобы никто не выплыл. Выплывающих топили.

По данным Нижегородской епархии, за годы „красного террора" на Мочальном острове было расстреляно около пяти тысяч человек.

30 сентября 2004 года здесь установили поминальный крест. Ежегодно 5 сентября, в День „красного террора", на острове проводятся митинги с участием потомков расстрелянных здесь нижегородцев, служатся панихиды.

Сейчас мы работаем над проектом создания рядом с поминальным крестом храма-часовни в честь мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и в честь новомучеников и исповедников Российских.

Еще раньше, в 1994 году, был установлен гранитный камень на Бугровском кладбище. Тогда инициативу политзаключенных поддержал мэр Нижнего Новгорода Дмитрий Бедняков. В День „красного террора" почти двухметровый памятник был установлен на средства городского бюджета в месте массовых захоронений „врагов народа". Напротив памятного камня на стене потомки жертв репрессий помещают фотографии и таблички с фамилиями своих погибших родственников, чтобы было куда прийти почтить их память.

— 13 февраля Православная Церковь праздновала Собор новомучеников и исповедников Российских. Среди злодейски убиенных и замученных в годы репрессий было множество православных мирян, монахов, священников и архиереев, единственной виной которых оказалась твердая вера в Бога...

— В 2006 году вышла книга „Это забыть нельзя!" Алексея Александрова. Там собраны имена репрессированных священнослужителей. Они обвинялись в реакционной антисоветчине и в том, что не захотели отказаться от Бога и своего духовного сана. Это протоиерей Иоанн Адуев из села Сиуха Дальнеконстантиновского района, потомственный священник, служивший в Александро-Невском соборе, иерей Петр Алмазов, священник Алексий Богословский, настоятель Успенской церкви Нижнего Новгорода протоиерей Иоанн Лазарев, потомственный священник Павел Мегалинский, кандидат богословия священник Михайло-Архангельского собора в Нижегородском кремле Алексий Порфирьев, священник Воскресенской церкви Богородского района Михаил Сигринский, настоятель Рождественской (Строгановской) церкви отец Иоанн Цветаев. Удалось выяснить, что летом 1928 года в Нижнем Новгороде жил сосланный отец Павел Флоренский. И никто из репрессированных не отказался от своей Родины и от своей веры!

Партия большевиков использовала страшный голод в стране в 1921 — 22 годах как оружие для борьбы с духовенством в целях укрепления своей власти. Репрессии духовенства имели двойную политическую цель: в корне изменить мировоззрение народа и изъять церковные ценности. Они опирались на письмо Ленина в Политбюро ЦК от 1918 года, в котором нет даже намека на то, чтобы обратиться к духовенству с просьбой о помощи в тяжелые голодные годы! Напротив, звучит призыв о разжигании в народе неприязни к Церкви. Это говорит о том, что после 1917 года был взят курс не на сотрудничество с живыми силами народа, с его духовной опорой, с его религиозными деятелями, с его великим и могучим интеллектом, а на тотальное насилие, в том числе и над интеллектом народа.

— Какие надежды вы связываете с работой по реабилитации новых, неизвестных имен репрессированных из числа духовенства?

— Сейчас эта работа ведется, но, возможно, не такими темпами, как хотелось бы. Это очень долгий и кропотливый труд: необходимо разыскать хотя бы дальних родственников репрессированного, сделать ряд запросов в соответствующие инстанции, дополнительно изучить уголовное дело. По большому счету, мы работаем, чтобы сохранить память о прошлом страны. И это необходимо, потому что уничтожение памяти о человеке — одна из форм репрессий в современном обществе.

Беседовала Анна ЕРМОЛИНА



Автор:

Комментариев нет:

Отправить комментарий