вторник, 16 апреля 2013 г.

прот Василий Лесняк


http://dima-mixailov-archiv.blogspot.ru/2012/04/blog-post_26.html

Верная память

САМЫЙ РОДНОЙ ЧЕЛОВЕК

Для многих тысяч верующих петербуржцев таким человеком стал о.Василий Лесняк, пятнадцатилетие со дня кончины которого мы в этом году отмечаем. Скольким людям он помог! Кому — добрым словом батюшки, умудрённого богатым житейским опытом, кому — как добрый пастырь, любящий свою паству, вверенную ему Господом, скольких поддержал материально, скольких вытащил их омута алкоголизма и наркомании! Из воспоминаний этих людей, омоченных слезами любви и благодарности, можно составить тома. Но мы решили сегодня предоставить слово самому о.Василию — после него осталось богатейшее пастырское наследие из записей, интервью, проповедей, бесед… Почитайте, проведите несколько благодатных минут с дорогим батюшкой, вспомните его голос, его улыбку.

Из воспоминаний о.Василия Лесняка 
В 1947 году к 1 сентября надо было поступать в Духовную семинарию. А как сказать об этом? У меня была сестра старшая. Я её посылаю в сельсовет сказать, что мне нужна справка на работу, а на работе — что нужна справка в сельсовет. Таким образом я получил все нужные справки и документы для поступления в семинарию. Я попросил, чтобы мне дали отпуск с 29 августа по 10 сентября и поехал сдавать экзамены. Если человек сдавал экзамены, то получал возможность уволиться с работы. Я приехал на работу и говорю: «Я хочу учиться в семинарии». А у нас главный инженер Сара Львовна говорит: «В семинарию?! А что вы там делать будете?» Я в ответ: «Что делать буду — моё дело, а вы меня увольняйте…» В конце концов начальник отдела кадров Мария Ивановна говорит: «Знаете что, увольняйте этого святого человека, пусть идёт учиться кадилом махать. Только, святой человек, свято держитесь».
— Как вы в годы гонений на Церковь не боялись ходить по домам?
— А я подберу рясу свою, возьму всё, что мне нужно… Так и крестил, и причащал, и соборовал. Я не боялся — а что мне сделают? Ну, лишат меня на месяц-два-три службы. Я посижу дома, как в 1961 году — я тогда 2,5 месяца не мог служить… Сказал мне уполномоченный: «Иди на завод работай». А я говорю, что я восемь лет учился не для того, чтобы на заводе работать. Зачем советская власть открыла духовные академии и семинарии? Потом матушка к нему пришла, он говорит: «Скажите своему мужу, пусть он оставляет службу, сначала поучится, потом приобретёт специальность и будет работать и жить».
— При советской власти вас КГБ преследовал, а сейчас?
— Сейчас какие-то анонимные преследователи, а я только радуюсь.
— Христос сказал ученикам Своим, что будут гонимы за Имя Его…
— Да. Радуйтесь и веселитесь… Меня всегда трогает выражение Исаака Сирина: «Люби грешника, но ненавидь дела его». Действительно, я всегда представлял человека как хорошую картину, а художник — Бог. Картину поцарапают, изуродуют, но тем не менее Художник не становится плохим, а остаётся хорошим. Вот эту картину я старался всегда сохранить чистой и живой.

Вера, любовь, молитва 
Когда батюшка только начинал пастырскую деятельность, да и позднее, он постоянно расширял свой кругозор, занимался самообразованием. Читал и выписывал в тетрадь всё, что его интересовало по поводу духовной жизни человека. Такой литературы раньше было немного. Вот несколько выписок из его тетрадей.
Если у вас нет известной доли добра для других, то и помощь святых угодников Божиих может не последовать.
Пастырь должен… уподобиться библейским пастырям в их «стоянии в Духе». Для этого пастырям необходимы полная осторожность и сосредоточенность, всегдашнее распятие себя ради паствы…
«Вера есть руководитель всех начинаний. Ей сопутствует надеж да. Вера укрепляет нашу душевную силу, надежда возбуждает усердие к доброму» (Василий Великий).
«Любовь к Богу требуется от нас как необходимый долг, оскудение её в душе — самое несносное из зол. Ибо отчуждение и удаление от Бога несноснее мучений, ожидаемых в геенне» (Там же).
Непрестанно молитесь… Это выполнимо, и христианину вменяется в обязанность молиться и возносить Отцу Небесному молитвы, в которых он может просить у Господа потребное для себя и благодарить Его за те благодеяния, какие человек получает в жизни.

Пастырское наследие о.Василия 
Что такое проповеди о.Василия? На бумаге это невозможно передать. Батюшкина проповедь — это его светящееся любовию лицо, его неподражаемые интонации, которые свидетельствовали о большой силе веры его души, это тембр его голоса… голос низкий и тёплый, то мягкий, то убеждающий, то строгий, но всегда доброжелательный. Прочтите проповедь о.Василия: «Слова: Вы — свет мира!», услышьте мысленно его любящий голос.
«Возлюбленные братия и сестры, в Нагорной проповеди Господь Иисус Христос так именует своих последователей: «Вы — свет мира» (Мф.5:14)«Свет мира» — это наименование относится ко всем истинным последователям Спасителя нашего. Что же означает это наименование, к чему оно нас призывает? Чтобы понятнее была эта мысль, приведём пример.
Почти в каждой православной семье пред святыми иконами возжигается лампада. Всем известен тихий, ровный, спокойный свет лампадки. Свой тихий свет лампадка одинаково льёт и на богатых и на бедных, на благородных и на худородных, на верных и неверных. Лампадка одинаково проливает свет как на тех, кто находится около неё утром, так и на тех, кто подойдёт к ней в полдень, вечером или даже глубокой ночью. Далее. Если мы возьмём лампадку и перенесём её в другую комнату, свойство света и способ его распространения останутся теми же. Тихий свет по-прежнему будет изливаться в одинаковой мере на окружающих. Если мы из почётных комнат перенесём лампадку в менее почётные, сияние останется то же. Затем, лампадка будет светить до тех пор, пока в ней будет елей. Иссякнет елей — потухнет лампадка. Желающие, чтобы лампадка горела постоянно, следят за количеством елея в ней и заблаговременно подливают его. Чем чище елей, тем ярче, светлее горит лампадка.
Теперь обратимся к себе. Христианин, по слову Спасителя, — Свет миру… Как же он должен светить? Да так же, как лампадка. Только лампадка светит светом вещественным, а христианин должен светить светом духовным, светом своей любви, светом своих добрых дел. Последователь Христов должен одинаково относиться к своим и к чужим, к знатным и незнатным; со всеми должен быть одинаково ласков и приветлив. Христианин должен быть верен себе при всех обстоятельствах. Находится ли он в своей обычной обстановке или выходит, по обстоятельствам, из неё, он прежде всего должен помнить, что он христианин… Нужно избегать чтения безнравственных книг. Нужно бояться отравлять ими свою душу.
Ты, который призван как христианин светить добром ближним твоим, ты сам необдуманным поступком можешь соблазнить кого-либо из малых сих. В общих чертах начертан здесь образ жизни христианской, остальное подскажет каждому из нас наша совесть».
 По книге о.Анатолия ТРОХИНА «Дар сострадания», СПб

----------


Встреча с о. Петром (Василенко)
Когда он входит в зал, где проходит конференция, все невольно, не сговариваясь встают: столько уважения, почтения испытывает к этому человеку каждый, здесь сидящий и познакомившийся (пусть бегло) с плодами его трудов и молитв.
Он рассказывает о своём духовнике, петербургском священнике протоиерее Василии Лесняке, имя которого носит Свято-Алексеевская классическая гимназия и память которого отмечается 6 мая. Именно о. Василий благословил создание Свято-Алексеевской пустыни. Собравшиеся смотрят фильм о нём, многие впервые слышат об этом священнике.
Протоиерей Василий Григорьевич Лесняк (1928-1995) - настоятель Спасо-Парголовского храма в Ленинграде (Санкт-Петербурге) с 1990 по 1995 гг. Родился в деревне Клейники Брестской области в крестьянской семье. В 1947 году поступил в Духовную семинарию при Жировицком Успенском монастыре. 17 февраля 1951 году рукоположен во диакона. Служил в Никольском храме семинарии. 22 марта 1951 года рукоположен во священника. Служил в Казанской церкви села Шиловичи Слонимского района Барановичской области. В этом же году поступил в Ленинградскую Духовную академию. В 1952 году командирован для служения в последние дни Страстной седмицы и на Пасхальной неделе в Спасо-Парголовскую церковь. 2 июня 1953 года назначен в Спасо-Парголовскую церковь на летние каникулярные месяцы в помощь местному клиру. С 25 августа 1953 года штатный священник Спасо-Парголовской церкви. В 1957 году назначен штатным священником Свято-Троицкого собора Александро-Невской лавры. 1 июля 1961 года уволен за штат. 26 августа 1961 года назначен штатным священником Никольской церкви на Большеохтинском кладбище. 4 августа 1976 года назначен штатным священником в Спасо-Парголовскую церковь. 2 ноября 1990 года назначен настоятелем Спасо-Парголовской церкви.
О. Василий – один из самых выдающихся настоятелей этого  храма, замечательный пастырь, молитвенник и духовник. Его вклад в духовное возрождение епархии огромен. Из окружения Батюшки вышли архиерей, монашествующие, более 50 священников. Одним из первых он вернул слово Божие в общеобразовательные школы. При нём в храме была создана церковно-приходская школа, первая в городе Ленинграде. Отцом Василием окормлялось движение трезвости, его имя известно не только в России, но и за её пределами.
Он был настоящим подвижником веры. Ещё до падения богоборческой власти он создал вокруг себя кружок активной православной молодёжи, из которого и вышел не один десяток пастырей, монашествующие и архиерей. Причём, многие из них повстречались с батюшкой, ещё не будучи воцерковлёнными. В первую половину 90-х годов, когда о. Василий стал настоятелем, храм стал центром возрождения православно-педагогического, литературно-православного, православно-медицинского направлений деятельности в Ленинграде. При этом о. Василий был опытным духовником, отзывчивым и искренним человеком, всего себя, несмотря на недуги, отдававший служению людям и Церкви. К нему приходили и приезжали за утешением, советом, молитвенной поддержкой люди из дальних мест. Он всех принимал, всех покрывал любовью, за всех возносил молитвы ко Господу, никого не обделял своим вниманием.
Людской поток к могиле Пастыря у апсиды Никольского придела никогда не иссякает.

---------------

См. также:
http://www.rusvera.mrezha.ru/14/21.htm

ЭКЗОРЦИЗМ
Данная статья - о практике изгнания злых духов из людей, об экзорцизме. В период богоборчества тема эта всячески замалчивалась. Люди, которые осмеливались вступать в открытое единоборство с бесом, жестоко преследовались сатанинской властью.

Ныне покойный петербургский протоиерей Василий Лесняк рассказывал, что старый и более опытный сослуживец, узнав о его первых опытах экзорцизма, испуганно воскликнул: “Отец Василий, что ты делаешь; не трогай беса, а то за него Советская власть заступится!” И заступалась...



в середине семидесятых годов стараниями уполномоченного по делам религии отец Василий на несколько лет был отправлен за штат.
    Но не сломило беззаконие боголюбивого пастыря, не мог он видеть страдания и скорби людские — и вновь отчитывал, и вновь страдал.

---------------

http://www.med-gimnazia.ru/index.php/library/37-lib-polyakov/98-2010-11-01-20-22-09


Воспоминания об о. Василии (Лесняке) - первом духовнике гимназии
О своей встрече с приснопамятным о. Василием Лесняком вспоминает директор православной медицинской гимназии - Поляков А.А.
"Я благодарю милосердного Бога за то, что на моем жизненном пути встретился протоиерей Василий Григорьевич Лесняк. Эта встреча произошла летом 1991 г. и произвела на меня глубокое впечатление. Хочу подробно рассказать, как это было."
     В том году мы производили первый набор в медицинскую гимназию с православным воспитанием детей, которая была создана в 1990 г. по благословению приснопамятного Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Одновременно по благословению Святейшего Патриарха создавалась православная гимназия «Радонеж» в Москве. Необходимо признаться, что мы испытывали очень большие трудности в работе: любое упоминание о православной школе вызывало, мягко говоря, недоумение и у властей, и в средствах массовой информации, и у многих простых граждан. Некоторые газеты называли меня религиозным фанатиком, который «намеревался всех детей поставить на колени и заставить молиться вместо учебных занятий», многие этому верили. Обвинений было много, но все они были голословными и совершенно абсурдными. Мне казалось, что, если этим людям рассказать о возрождении традиций православного воспитания школьников, они поймут, как это полезно для наших детей, и изменят свое негативное отношение к нам. Но недоброжелатели лишь ожесточались. Словом, препятствия даже на организационном этапе нашей работы возникали со всех сторон. На эти трудности я пожаловался Святейшему Патриарху Алексию II и попросил совета, как нам создавать православную школу в столь неблагоприятных условиях. Несмотря на свою занятость, Патриарх очень внимательно отнесся к нашим проблемам. Он, в частности, благословил все наши дела начинать с молитвы и не оправдываться перед обвинителями. «Люди могут заблуждаться, — говорил Патриарх, — наступит время, когда они это поймут». Вместе с тем Патриарх Алексий II говорил:
    «Многие считают, что православные школы дают слабую подготовку, и поэтому думают, что их выпускникам трудно продолжать обучение в вузах». Он посоветовал изменить это стереотипное представление: «Вам необходимо строить учебный процесс в медицинской гимназии таким образом, чтобы дети получали качественные знания по всем общеобразовательным светским предметам, но на основе православного воспитания». В мудрости и справедливости этих слов я не раз впоследствии убеждался. Вот уже 20 лет мы стараемся давать нашим детям качественные знания на основе православного воспитания. Более того, после приобретения определенного опыта мы пришли к выводу о том, что качественные знания вообще невозможны без нравственного воспитания школьников.
   В то время Ленинградскую епархию возглавил приснопамятный высокопреосвященнейший митрополит Иоанн. Святейший Патриарх Алексий II благословил меня обращаться к Владыке за помощью по всем трудноразрешимым вопросам. С первой же нашей встречи с Владыкой Иоанном я почувствовал его отеческую заботу: он близко к сердцу воспринимал все наши проблемы. Летом 1991 г. я обратился к Высокопреосвященнейшему Владыке Иоанну с очень важной просьбой — благословить нам опытного духовного наставника. В это время наряду с внешними трудностями появились внутренние: некоторые наши педагоги засомневались в значимости православного воспитания учащихся и делали попытки создания пионерской организации. Это не было злым умыслом, сказывалось отсутствие живого положительного опыта. Владыка внимательно выслушал мои жалобы и сказал, что в городе есть один священник, с которым он вместе учился в Духовной Академии и был духовно близок. Владыка благословил меня встретиться с этим батюшкой, рассказать о проблемах гимназии и добавил, что если он согласится стать духовником гимназии, то лучшего и желать нельзя. Этим батюшкой оказался о. Василий Лесняк. Позже я узнал, что 22 ноября 1990 г. митрополитом Ленинградским и Ладожским Иоанном о. Василий был назначен настоятелем Спасо-Парголовского храма и оставался на этом послушании до своей светлой кончины 6 мая 1995 г. По свидетельству духовных чад, Владыка как-то сообщил батюшке, что собирается уйти на покой, на что о. Василий ответил: «Не уходите, Владыко. Мы вместе служили Богу — вместе и уйдем». Любимый православным народом, митрополит Иоанн завершил свой земной путь в тот же год, что и о. Василий — 2 ноября.
О. Василий Лесняк стал не только духовным наставником нашей гимназии, но и моим любимым священником и духовником. Батюшка был прост в общении, он с одинаковой любовью общался и с бабушкой-пенсионеркой, и с ребенком, и с чиновником высокого ранга — на колени о. Василий опускался только перед Богом. Батюшка был воистину угодником Божиим. За его благочестивую жизнь и горячие молитвы Господь наградил его многими дарами, о. Василий обладал даром прозорливости и исцеления людей от разных болезней. Я неоднократно был свидетелем, как по молитвам батюшки совершал Господь чудеса исцеления безнадежно больных, как удивительным образом проявлялся его дар прозорливости. Я пытался понять, почему мне, простому грешнику, а также и другим людям Господь позволил это увидеть, и пришел к глубокому убеждению, что происходило это по великой милости Божией к нам, недостойным маловерам.
Вот один из примеров проявления благодатных свойств о. Василия. У нас во втором классе учился мальчик, он отличался хорошими способностями, много читал, но редко участвовал в детских играх, был тихим и замкнутым. Учителя говорили, что он иногда без видимой причины плакал. Я решил поговорить с его матерью. Она оказалась верующей благочестивой женщиной, каждое воскресенье вместе с сыном ходила в храм, где просила Божией помощи в делах семейных. Муж женщины, отец мальчика, в храм не ходил, к вере своей жены относился неодобрительно и даже злобно. Когда я заговорил с ней о сыне, женщина вдруг закрыла лицо руками и горько заплакала. Сквозь слезы она говорила, что вместе с ребенком терпит скорби от мужа-пьяницы.
Георгий, так звали мужа, был сантехником высокого класса, его наперебой приглашали состоятельные граждане поработать в загородных домах, поэтому деньги он имел немалые. Но и друзей у Георгия было немало, так что время он проводил весело. А когда поздно вечером приходил домой и его встречала усталая невеселая супруга, вся в домашних заботах, то хорошее настроение куда-то исчезало, появлялось пьяное чувство ненависти. От разъяренного мужчины мать с сыном часто спасали добрые соседи по лестничной площадке, у которых несчастные пережидали до утра. Семья была на грани распада. Сын все больше и больше отдалялся от отца. Однако женщину это очень безпокоило: она с ужасом думала о том, что может наступить момент, когда заповедь «Чти отца своего и мать свою» ее сыном будет исполнена только наполовину. Несмотря на свои страдания, как христианка она не могла допустить такого. Выход из этой тяжелой ситуации молодая женщина видела только один: она хотела спасти мужа и сохранить семью. Я рассказал о. Василию о страданиях матери и сына.
Об отце семейства батюшка сказал: «Ему бы встать перед своей женой на колени и попросить прощения за все свои грехи». Потом добавил: «Георгий должен встать на колени перед своими родителями и перед матерью своих детей». Далее батюшка сказал, что он помолится об исправлении раба Божия Георгия, и назначил время для беседы. Когда Георгий узнал об этом, то, вопреки всем ожиданиям, охотно согласился встретиться с о. Василием в назначенное время. После встречи с батюшкой Георгий был немногословен. Как он потом сам признавался, священник строго предупредил его: «Если не бросишь пить, погибнешь сам и погибнет твой сын». Но что еще сказал ему батюшка, так и осталось тайной. Дома Георгий был чем-то встревожен и подавлен. Испуганные мать с сыном ожидали очередного скандала, но он вел себя необычно тихо, один раз еле слышно сказал: «И откуда он про это знает? Я никому не рассказывал!» Позже выяснилось, что батюшка указал Георгию на давний дурной поступок, которого тот стыдился и который тщательно скрывал. Потрясенный прозорливостью священника, этот человек постепенно пришел к вере, отказался от курения и алкоголя, стал вести благочестивую семейную жизнь. Впоследствии о. Василий очень радовался за эту семью. Говоря о матери семейства, он особенно подчеркивал, что, несмотря на переносимые скорби, эта женщина требовала от сына почтительного отношения к отцу. Он утверждал, что за духовную мудрость и терпение жены Господь послал в эту семью мир и счастье. Своим духовным чадам батюшка говорил, что между родителями и детьми Богом установлена особая связь. Родителям дана власть над детьми — очень большая, ею нужно распоряжаться осторожно, с молитвой: «Молитва матери со дна моря достанет». «Некоторые люди, — говорил о. Василий, — в пылу гнева проклинают своих детей. Этого делать нельзя: дети могут погибнуть. А дети должны чтить своих родителей всю свою жизнь, за это Господь награждает их здоровьем и долголетием».
Вернусь к рассказу о помощи батюшки нашей гимназии. Узнав о положении дел в нашем педагогическом коллективе, о. Василий взял лист бумаги и записал имена всех педагогов, затем каждого попросил подойти к нему в храм на исповедь. И люди, некоторые в первый раз в своей жизни, пошли в православный храм к о. Василию. Вскоре обстановка в коллективе наладилась, рабочий день в гимназии стал начинаться с утренней молитвы, после окончания уроков читалась глава из Евангелия, проводились молебны. Лица детей и педагогов как будто просветлели. О. Василий сам проводил уроки Закона Божия, и все увидели их благотворное влияние на детей. Заметно улучшились их успеваемость и поведение: родители были довольны. Спустя некоторое время, когда достижения нашего молодого коллектива стали заметны, я спросил у батюшки, как ему удалось привести людей к вере. О. Василий ответил, что это сделал не он грешный, а Всемогущий Бог по его молитвенной просьбе. Батюшка также добавил, что по промыслу Божию ему были открыты грехи некоторых людей: «Пришлось сказать».

Журналистка

   В храм вошла девушка в короткой юбке, остановилась у входа и, глядя на старушку, сидевшую на скамейке, спросила: «А где найти о. Василия?» Старушка внимательно оглядела ее голые ноги выше колен и, качая головой, произнесла: «Девушка, вы в храм Божий пришли, а не купаться, здесь даже голову полагается прикрывать!» Девица ответила ей уничтожающим взглядом, потом, пройдя немного вперед, резко, как на уроке физкультуры, наклонилась, не сгибая колен. От неожиданного зрелища старушка выронила пакет с вещами, который держала в руках. «Что же это такое?» — испуганно прошептала она и несколько раз перекрестилась. Убедившись, что нужное впечатление достигнуто, девица выпрямилась и, повернувшись к старушке, прошипела: «бабушка-заразушка». О. Василий в это время находился в Никольском приделе, служба только что закончилась и к нему образовалась большая очередь прихожан. Люди шли к батюшке за советом и утешением. Вдруг звонкий голос привлек всеобщее внимание: «Пропустите! Дайте пройти! Я из газеты», — ко. Василию через толпу людей прорывалась наша знакомая. Люди недоуменно расступались, и вскоре она оказалась рядом с батюшкой.
— Вы о чем-то хотите меня спросить? — о. Василий ласково взглянул на нее.
— Да, я журналист, — сказала девушка решительно, — можно задать несколько
вопросов? Отец Василий, как Вы относитесь к сексу?
Журналистка заметила, что от ее слов люди вздрогнули и отпрянули в сторону, как от чего-то гадкого. Послышались возмущенные возгласы. Инстинктивно она подвинулась к о. Василию, как бы прося защиты, и встретилась с его добрым внимательным взглядом.
 - Когда об этом говорят молодые, — тихо произнес он, — их жалко: Господь может не дать им детей, а когда пожилые — мерзко: может отнять.
  О. Василий продолжал внимательно смотреть на нее, в его глазах не было осуждения, отчего ей стало почему-то неловко.
— А что такого я сказала? — подумала она. Все газеты об этом только и пишут, чтобы увеличить тираж, для этого
она и получила от своего начальства задание, которое сейчас решала привычно и торопливо: за репортаж обещали хорошо заплатить. — А все-таки, как вы относитесь к
сексу? — выдавила она уже не так уверенно.
— Вот наглая! — к ней, прихрамывая, подходила уже знакомая старушка. —Где твоя мать? Вот бы посмотрела, что дочь вытворяет в Божием храме! — старушка угрожающе держала в руке палку. Журналистка вскрикнула и испуганно прижалась к священнику.
— А ты у нас крещеная, — о. Василий погладил ее по голове. — Простите ее! —сказал он старушке, — у этой девушки доброе сердце. А мамочка в больнице лежит, —
грустно добавил он. — Что ж ты, милая, маму-то забыла? — продолжил он еле слышно, обращаясь к девушке, — целую недельку не навещала. Ей сейчас лимоны нужны, вот возьми, — батюшка протянул девушке конвертик, — а я помолюсь за рабу Божию Анну, чтобы быстрее поправлялась.
От слов незнакомого священника девушке стало хорошо и уютно, она вспомнила, как полгода назад такая же теплая рука отца гладила ее по голове, и его слова, по секрету сказанные на ушко: «Доча, береги нашу мамочку!» Отец, военный летчик, улетал в командировку, тогда она не могла знать, что видит его в последний раз. После страшного известия здоровье матери пошатнулось, новенький университетский диплом, который дочь принесла в больницу, ничего не изменил. Девушка осторожно взяла конвертик. «Что это?» — вся ее худенькая фигурка вдруг содрогнулась, крупные капли со стуком упали на плотную бумагу.

Беглец

    При первом же общении с о. Василием у людей возникало к нему необыкновенно теплое чувство и расположение. Многим казалось, что они знакомы с батюшкой многие годы. Особенно это чувство усиливалось, когда батюшка вдруг воскрешал в их памяти дела давно минувших дней, иногда это были не совсем благовидные поступки, но под лучистым взглядом батюшки, наполненным отцовской любовью, люди каялись и просили у батюшки прощения. Но потом, вдруг придя в себя, подозрительно, иногда испуганно, спрашивали: «Откуда вы про это знаете?» — однако услышав негромкое: «Ступайте, Бог вас простит» — уходили, потрясенные до глубины души, чтобы потом приходить к этому человеку всю оставшуюся жизнь.
   Однажды я был свидетелем удивительного случая. В Спасо-Парголовском храме к о. Василию подошла пожилая супружеская пара. Люди приехали из Костромы искать своего сына-студента, от которого не было известий более трех месяцев: их сын не появлялся в вузе, где учился, не было его и в студенческом общежитии. Никто не знал, что с ним произошло. Родители переживали, ездили по всевозможным инстанциям, но тщетно. Кто-то посоветовал обратиться к о. Василию, и вот они перед священником со своим горем. Тогда я уже знал о прозорливости батюшки, но то, что произошло в дальнейшем, произвело на меня неизгладимое впечатление, заставило о многом задуматься. Батюшка сначала расспросил несчастных родителей о сыне, а потом попросил показать его фотографию. Несколько человек прихожан тоже подошли и с любопытством смотрели на происходящее. На черно-белой фотографии был изображен молодой человек лет восемнадцати, фотография была маленькая, 3x4 см. Внимательно рассмотрев снимок, о. Василий произнес, обращаясь к отцу: «Он вам не родной», — затем передал фотографию супружеской чете и, увидев, что эти слова их опечалили, добродушно добавил: «Не печальтесь! Этот молодой человек жив! Он находится здесь, недалеко». Обрадованный отец кинулся обнимать батюшку, поцеловал крест, затем взволнованно признался:
— Отец Василий, Женя мне как родной. Я его воспитывал с 11 месяцев, — потом, спохватившись, добавил: — Но это наша семейная тайна, мы никогда об этом не вспоминаем.
— Батюшка, скажите, где он находится! — сквозь слезы проговорила женщина. — Помогите нам найти сына! Мы заплатим любые деньги! — Она быстро достала бумажный сверток, перетянутый тонкой резинкой, и дрожащей рукой протянула священнику.
— Немедленно уберите! — о. Василий устало присел на скамейку, ему еще предстояло отчитывать одержимую. Сегодня на литургии она кричала дурным голосом. Тогда прихожане заметили, что она внезапно затихла после слов батюшки: «Замолчи! А то возьму за ухо!» О. Василий посмотрел в ту сторону, где находилась больная, и, убедившись, что ее близкие все исполнили правильно, продолжил разговор с обоими родителями.
— Деньги вам еще понадобятся, — сказал он, — это в жизни не главное.
   Затем о. Василий пригласил родителей присесть рядом с ним и долго с ними о чем-то беседовал.
— Поступим так, — заканчивая разговор, произнес он, — приходите сюда в пятницу, и не забудьте взять фотографию сына! Отслужим молебен Пресвятой Богородице — тогда я скажу, что делать.
Через несколько дней я опять оказался в Спасо-Парголовском храме. Вспомнилась эта история, и мне захотелось узнать, чем же она закончилась. Набравшись смелости, я спросил об этом о. Василия. Вместо ответа он оглянулся, поискал кого-то глазами и вдруг сказал:
— Да вот же они.
   Я увидел уже знакомую супружескую пару вместе с высоким голубоглазым парнем. Было видно, что это счастливая семья. Но по настроению о. Василия я понял, что его что-то огорчает.
— Батюшка, как же вы его нашли? — спросил я и увидел, что вместо ответа о. Василий махнул рукой, приглашая пройти вместе с ним в Богородичный придел храма. Когда я вошел, батюшка встал рядом со святым престолом и, показывая на его край, произнес:
— Здесь была фотография молодого человека, пока я за него молился, — о. Василий перекрестился и продолжал, — по Своей великой милости Господь открыл мне грешному, что с ним произошло.
Дальше о. Василий заговорил медленно, словно опасаясь сказать лишнее:
— Отцу с матерью сообщил место, где его ждать. Они ждали весь день. А сын, представляете себе, как их увидел, бросился бежать: видно, стыдно стало, что связался с блудницей. Но родители тоже хорошо бегали, — засмеялся о. Василий, — изловили.
   Потом, сокрушенно вздыхая, продолжил:
— Сегодня домой увозят, только не кается он. Без Бога трудно жить.
  Так молитва о. Василия творила чудеса и его любвеобильное сердце вмещало всех. Память о батюшке не угасла в сердцах его духовных чад и тех, кто узнал о нем по их рассказам. На его могилке у Спасо-Парголовского храма всегда лежат живые цветы и паломники из разных мест обращаются к нему, как к живому: «Помяни, Господи, раба Твоего протоиерея Василия и его святыми молитвами помилуй всех нас».

--------------

http://www.pravpiter.ru/pspb/n196/ta008.htm


Верная память

ЦВЕТОК ЖИВОЙ, БЛАГОУХАННЫЙ…

События уходят в историю, люди уходят в вечность. Тринадцать лет прошло после смерти человека; кого-то за это время успевают забыть напрочь, чей-то образ уходит в дальние комнаты дома нашей памяти; для духовных детей приснопамятного отца Василия Лесняка батюшка не воспоминание — пусть и безконечно дорогое, — не туманный образ, всплывающий временами из забвенья, — для них отец Василий жив по-прежнему. Как и в прежние времена, он живёт рядом с ними, он заботится об их душе, он даёт мудрые советы, а главное — он молится за них, молится горячо, и теперь уже никакие земные заботы не отвлекают его от этой молитвы. Многие православные люди знали и почитали отца Василия, но за эти тринадцать лет (батюшка преставился 6 мая 1995 года) сколько новых христиан перешагнули порог наших храмов!.. Для них, никогда не видевших славного батюшку, мы представляем сегодня эту беседу с клириком Спасо-Парголовской церкви о. Анатолием Трохиным, духовным чадом отца Василия Лесняка.
— …Однажды на службе стоял я в алтаре рядом с батюшкой, мысленным взором всматривался в его жизнь и неотступно думал вот о чём: ведь этот человек каждый день, каждый час живёт только для других — не для себя! Возможно ли такое? Как ему это удаётся? Так размышлял я, но вслух, разумеется, ничего не говорил. И вдруг отец Василий повернулся ко мне, взглянул на меня пристально и промолвил: «Да, надо всё время жить для других, для ближних!» Этот случай сейчас не идёт у меня из памяти…
— А как вы впервые увидели батюшку? При каких обстоятельствах это произошло? Догадывались ли вы в ту пору, что он станет вашим духовником?
— Не то чтобы догадывался, а надеялся на это. Я для того и пришёл в Спасо-Парголовский храм, чтобы стать духовным чадом отца Василия. Наша семья тогда только начала воцерковляться, мы с женой искали опытного, мудрого духовного руководителя. Искали его повсюду — и в Москву ездили… И как-то нам сказали: «Ну зачем же так далеко? У вас в городе есть чудесный батюшка — идите к нему!» И мы пошли. Помню, прихожу в первый раз к нему на службу — батюшек много… Который же из них отец Василий? И тут во время полиелея выходит для краткой проповеди пожилой священник — невысокий, худощавый, с неким чуть заметным мягким акцентом в речи… И весь светится изнутри каким-то тёплым светом. Думаю: это он! И действительно, это был отец Василий Лесняк. И показалось мне, что во время проповеди батюшка всё время пристально на меня смотрел, словно других людей в храме и не было. Подхожу к помазанию. Батюшка неожиданно вытаскивает откуда-то кусочек освящённого хлеба и протягивает его мне — никому такого подарка не делал, а я вдруг удостоился! Почему? Я потом спрашивал у него, но о. Василий ответил: «Не помню, не знаю…» Может быть, это и правда: тогда он действовал по наитию, по вдохновению свыше, не отдавая себе отчёта в том, почему это происходит… Но я-то в ту пору так радовался, что даже внутренний жар ощущал всю службу… А потом на одной из первых исповедей я попросился к нему в духовные чада… Сейчас я сам священник, и теперь меня самого люди просят стать их духовником, но я никогда сразу не соглашаюсь: мне нужно присмотреться к человеку, немного изучить его… А отец Василий — он не так… Он сразу с радостью брал под своё окормление всякого, кто обращался к нему с подобной просьбой. Это говорит о большом духовном мужестве, о большой силе, а главное — о великой любви. Он принимал к себе, обнимал с любовью духовною, и человек уже никуда уйти от этой любви не мог.
— Вы были с отцом Василием в последние три года его жизни. Он ведь много болел тогда?..
— Очень много, очень тяжело! Три инфаркта, два инсульта, клиническая смерть прямо в алтаре (в тот раз его вернули к жизни)… И вот в таком состоянии он служил! Однажды он мне сказал с какой-то детской радостью: «У меня сегодня первое утро, когда сердце не болит!» Я подумал: так, значит, обычно болит? И как болит? Он приходил по утрам в храм: губы синие, лицо землистое… И всё равно идёт на литургию, едва переставляя ноги… А зато после литургии расцветал, настоящим юношей становился — радостным, вдохновенным, лицо розовело! И опять шёл молиться за всех, кто просил его молитв. Однажды известный певец, солист ансамбля «Поющие гитары», Валерий Ступаченко — он сейчас чтецом в шуваловском храме Петра и Павла — попросил его освятить квартиру. Батюшка: «Хорошо, хорошо!» — собрался и пошёл. А по дороге ему стало плохо. Оказывается, накануне у него был инфаркт, и он, ещё не оправившись, поехал на требу! Валера испугался: «Батюшка, не надо!» — «Нет, нет, поедем!» И поехал, и освятил. Он готов был умереть, но сделать то, что нужно. Как-то на Пасху он стоял у престола, а я — в ту пору диакон — стоял сзади и думал: «Сейчас он упадёт! Надо успеть его подхватить!» Он стоял, вцепившись в престол, чтобы удержаться на ногах, но служил, как положено, Пасхальную литургию… Это мужество, самое настоящее… А приходили к нему по воскресным дням столько страждущих и смертельно болящих, которые по его молитвам исцелялись… И одержимые бывали — он отчитками занимался ещё с 50-х годов, когда служил в Троицком соборе Александро-Невской Лавры.
— А вы бывали на его отчитках?
— Как диакон — непременно. Помню, как однажды мне пришлось изо всех сил держать девочку-отроковицу: она металась, кусалась, плевалась — да просто страшно было на неё смотреть… Мать её стояла рядом, от ужаса, от стыда не смея поднять лица… А некоторое время спустя у свежей могилки батюшки вижу двух женщин: одна — мать бесноватой девочки, а вторая… Такая милая, благообразная, похожая на гимназистку прежних времён… Кто же это? Присмотрелся: да это же та самая несчастная одержимая! Исцелилась! Обе плачут: «Спасибо батюшке!»
Женщины к нему приходили: «Сын пропал!»; «Муж куда-то исчез!»… Отец Василий уходил в алтарь, долго молился там… Потом говорил мне: «Ах, отец Анатолий! Ну как я ей скажу, что сына-то уже нет в живых?» Подходил к женщине: «Он жив, жив, молись, молись…» Дело тут даже не в том, что он не мог произнести страшных слов: у Бога все живы, а он и посмертную участь мог знать…
— Он строг бывал на исповеди?
— Нет… Но он всей душой чувствовал малейшую фальшь, малейшую ложь в словах кающегося. И восставал против этого тут же — очень решительно.
— Все, кто знал отца Василия, вспоминают его замечательные проповеди… Вы помните что-то из них? Какую-нибудь интересную мысль, меткое слово…
— Да его проповеди были не в словах! Он душой говорил. После очередного инсульта у него речь была затруднена и некоторые слова он вообще не выговаривал, а люди всё равно оставались на его проповеди. Говорили: «Мы просто на лицо батюшкино посмотрим! Нам этого довольно!»
Он и стихи писать меня благословил… Я и прежде писал, без благословения, а он как-то послушал, как я читаю, задумался и говорит: «Благословляю тебя писать стихи!» И вот — в конце беседы — стихо-творение об отце Василии:
А храм переполнен живыми цветами,
Река благодати под сводом течёт,
И батюшка добрый златыми вратами
Сердцам благодарным навстречу идёт.
Он знает, что жизнь его будет не длинной.
Мы знаем, что можем лишиться отца.
Опять перед нами он в митре старинной,
Как воин, который стоит до конца.
Он всем состраданием в нас прорастает,
Любого из нас понимая без слов.
Он корень глубокий, что ветви питает
Спасительной влагой небесных садов.
Ещё не упал он ничком под иконы,
И вечную память никто не поёт,
Ещё он меж нами живой и знакомый
Нам Тело Христово и Кровь подаёт.
Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН
Когда редакцию газеты выгнали из Духовной Академии, отец Василий предоставил нам помещение, где мы проработали около пяти лет (с 1994 по 1999 гг.). Редакция молится о упокоении души батюшки. Вечная память дорогому отцу Василию!


-------------------

http://www.proza.ru/2011/04/08/1551

Душа со Господом навеки

Отец Василий Лесняк (†1995) — настоятель храма Спаса Нерукотворного Образа в Парголове — как-то рассказал, что в молодости сильно заболел и пришла к нему во сне Божия Матерь и сказала: «Ты поправишься, если будешь служить Господу Богу». Василий дал слово, поправился, поступил в семинарию и стал служить Богу. Ныне о.Василия нет с нами: он почил в Бозе 6 мая, когда празднуется память св.вмч.Георгия Победоносца. Думается, что это неспроста: о.Василий, как и св.Георгий, самоотверженно служил Господу и людям. И люди помнят батюшку и приходят к нему (батюшка похоронен за алтарём храма), как к живому, чтобы рассказать о своих скорбях и радостях, попросить помощи, просто поплакать, вспомнить…

«Кто же сказал вам, что батюшки нет?!»
† 28 февраля 1978 года я вошла в храм вся в слезах. Назавтра моему сыну должны были делать операцию на сердце. Я боялась, что он умрёт. Внимательно выслушав меня, о.Василий отслужил молебен, и я ушла успокоенная. А первого марта произошло чудо. Утром я приехала на работу к семи часам — я всю жизнь проработала на заводе «Светлана». Часов в восемь меня позвали к телефону, а операция была назначена на десять. Просили, чтобы я срочно приехала. Напугавшись, что случилось что-то страшное, я всю дорогу проплакала. В институте мне сказали: «Судили мы, рядили и решили не делать операцию». Сына выписали и, слава Богу, до сегодняшнего дня всё в порядке». А.Стоякова.
† «С мамой у меня испортились отношения, когда я крестилась и стала ходить в церковь. А однажды на исповеди о.Василий сказал: «Как здоровье мамы? Готовьтесь, готовьтесь…» А надо сказать, что мама в свои 75 лет на здоровье не жаловалась, не болела и продолжала работать. Поэтому слова батюшки меня озадачили. Вскоре у мамы отнялись ноги. Она пролежала 2,5 года. Мне пришлось уволиться с работы, было тяжело. Вот к чему призывал меня быть готовой о.Василий и молился обо мне». Т.Жигунова.
† «В 1993 году мой старший сын Александр поехал к младшему сыну Вадиму, заключённому, в Архангельскую область. У Вадима порок сердца, и я скорбела: доживём ли до встречи на свободе. Спрашивала о том о.Василия, и он всегда отвечал: «Доживёшь». Когда Александр уехал, я подала батюшке записку с именами. Сын доехал нормально, а на третий день пребывания там сгорел дом, в котором принимали приезжающих навестить заключённых. Мои дети остались живы. Вскоре вернулся домой Вадим». М.Цветкова.
† «Заболела моя мать в 1989 году. Она попросила пригласить о.Василия, чтобы он причастил её. Было начало Великого поста, и она переживала, чтобы не умереть на Страстной неделе. Батюшка пришёл до службы утром, отслужил акафист с молебном и причастил. Провожая его, я спросила: «Сколько осталось маме жить?» Он ответил, что мама доживёт до Пасхи. Он ещё раз пришёл на Страстной неделе, ещё раз причастил маму. Она умерла на второй неделе Пасхи, в четверг. А батюшка умер тоже на второй неделе Пасхи, в субботу, только спустя шесть лет». В.Фомина.
  Сколько любви и тоски об утраченном пастыре в этих скупых строчках! Но, как писал духовный сын батюшки протоиерей Анатолий Трохин, мы
«знаем — душа ваша рядышком где-то
нам источает нетления свет.
 Нашему батюшке — многая лета!
Кто же сказал вам, что батюшки нет?!»

О тех, кто не оставил Христа
Да, батюшка по-прежнему говорит с нами своими проповедями. Сегодня мы публикуем размышления о.Василия о жёнах-мироносицах
— Мне хочется обратить ваше внимание на тех людей, которые окружали Господа в течение всей Его жизни и слушали Его благовестие, стремились получить у Него исцеление, избавление от недугов, получить что-то нужное для себя. Но Христос, давая это, всегда говорил о любви, — жертвенной любви, ради которой Он пришёл на землю. Но вот наступил момент, когда Спасителя предал Его ученик за 30 сребреников. Когда Христа взяли под стражу, рассеялись ученики, как и говорил им Христос, только Иоанн Богослов пошёл, и ап.Пётр, который потом отрёкся, сказав, что не знает Его. А кто же Христа не оставил? Мария Магдалина, и другая Мария, и Саломия, Мария Клеопова — все последовали за Господом, сострадали Ему. Что их влекло ко Христу? Не тогда, когда Его прославляли, но когда Он унижен был, оплёван, поруган и распят. Чувство, которое проповедовал Христос, — любовь.
Святой ап.Павел эту любовь характеризует так:«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится. Не безчинствует, не ищет своего… не мыслит зла. Любовь никогда не перестаёт» (1Кор.13,4—8). Женщины одни сохранили эту любовь ко Христу. За что? В них жила благодарная любовь к Тому, Который проявил к ним милосердие, даровал прощение и врачевание. У Марии Магдалины Он изгнал семь бесов; указывая на другую Марию, сказал Христос Симону: «Ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла… А потому… прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много» (Лк.7,44—47). Воистину возлюбила до смерти, готова была идти на Голгофу и страдать, а затем погребать Господа. Сегодня мы вспоминаем жён-мироносиц, которых ничто не страшило, которые ранним утром на третий день пришли ко Гробу, чтобы помазать, отдать последний долг, последнее целование бездыханному телу любимого их Господа. И встретили Ангела Господня, который им первым сказал радостную весть, что Христос воскрес.
Каждая из вас является женой-мироносицей, если следует за Господом и все трудности в жизни встречает с терпением и любовью, как встречали жёны-мироносицы, видя Господа распятого, поруганного, погребённого. Эта любовь не выражалась в громких словах, а незаметно, в лице Божией Матери везде сопутствовала Христу, Который проповедовал любовь и нёс мир в дом, так как этого не хватало человечеству, как не хватает и теперь.
Дорогие женщины, будьте подобны жёнам-мироносицам, служите Господу и своим семьям, помните, что если бы не было женской любви и заботы, которой семейный очаг окружён, то не было бы жертвенных мужчин, не было бы настоящих мужчин, потому что негде было бы почерпнуть им той любви, которую вы своим долготерпением приносите в свои семьи. Вспомните войны, когда самоотверженные женщины служили раненым на полях сражений, а во время блокады всячески старались помогать страждущим. Будьте и вы целительным бальзамом, умиротворяющим ваши семьи. Без этого не может быть настоящей христианской жизни. Увы, некоторые женщины забывают это, приобретают грубость, стараются подражать страстям и беззакониям мужским. Бойтесь этого, потому что тогда вы делаетесь хуже животных, теряете облик Божий, теряете высокое назначение женщины-мироносицы, исполненной любви и терпения, облик женщины-матери, женщины — сестры милосердия.
В течение своего многолетнего пастырского служения я всегда ощущал заботу и любовь от вас, женщины. Когда у меня были трудности в жизни, когда я оказался в тяжёлом положении, — все, даже собратья, отвернулись от меня, но женщины самоотверженно старались помочь и утешить меня. Ваша милосердная любовь, это благодарное служение Господу через меня, недостойного, вдохновляло меня. Если бы я не ощущал вашей святой любви, пожалуй, хотя я пастырь, потухла бы любовь и у меня… Дорожите любовью, возгревайте её. Вы, женщины, показали себя в лице жён-мироносиц мужественнее тех мужчин-апостолов, которые были со Христом и которые предали Его, когда Христос оказался в несчастии. Несите мир и счастье, этим самым и вы спасётесь. Аминь.
По книге «Дар сострадания». СПб: КАРО, 2002 (с сокр.).


1 комментарий:

  1. Воистину святой человек и исповедник.Моли Бога о нас.

    ОтветитьУдалить